Размер:
Цвет:
Флаг автономного округа-Югры

Наталья Комарова: Задача власти – понять человека

1 марта 2019 15:24

Департамент общественных и внешних связей Ханты-Мансийского автономного округа – Югры сообщает:

В Ханты-Мансийске состоялась встреча губернатора Югры Натальи Комаровой с главными редакторами окружных средств массовой информации. В студии телерадиокомпании собрались заместитель директора ОТРК «Югра» Михаил Епихин, главный редактор газеты «Новости Югры» Владимир Меркушев, исполняющий обязанности главного редактора объединенной редакции национальных газет «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» Галина Кондина, заместитель генерального директора филиала ВГТРК – ГТРК «Югория» Денис Набойщиков.

В ходе беседы были затронуты ключевые вопросы жизни региона, трансформации федеральной повестки в практику работы окружных и муниципальных органов власти, состоялся обмен мнениями главы региона и журналистского сообщества по актуальной повестке округа.

Телевизионную версию встречи смотрите по ссылке: https://ugra-tv.ru/news/society/gubernator_yugry_vstretilas_s_glavnymi_redaktorami_vedushchikh_okruzhnykh_smi/

 

Приводим краткую стенограмму встречи

М. Епихин: Сегодня в журналистике новый тренд – эмоциональная журналистика. Считается, что не только через разум, но и через эмоции сегодняшняя аудитория способна воспринимать информационный поток.

Н. Комарова: Когда собиралась на встречу, подумала, что перво-наперво ее надо «поломать». Предложить технологию, когда журналисты будут рассказывать. Все знают, что я говорю, а вот получить представление от вас о том или ином вопросе – это очень важно.

М. Епихин: О самом модном из федеральной повестки: недавно администрация президента обновила так называемые KPI губернаторов – индикаторы эффективности работы. Они во многом, конечно, привязаны к исполнению нацпроектов, тем не менее теперь работа губернаторов оценивается не столько по голой по статистике, сколько по одобрению населением работы губернатора и его команды. Это один из важных показателей. Для этого чиновнику важно работать и со СМИ. Лично Вы и Ваша команда готовы работать в таком формате? Когда надо не только сделать хорошо, но чтобы и население понимало, для чего это хорошо сделано и почему на это столько средств израсходовано.

Н. Комарова: Мы должны быть к этому готовы. Жизнь покажет: результаты 2019 года будут подводиться по новым правилам. Не могу сказать, что это новелла - вес доверия населения, этот подход используется давно. Президент Владимир Владимирович Путин всегда считал приоритетной оценку гражданами собственной деятельности и деятельности тех, кто работе на региональном и муниципальном уровнях. Поэтому все мы психологически готовы к такому подходу, т.к. хотели бы выполнить свою работу таким образом, чтобы она была воспринята людьми. Очень важно, чтобы каждый из нас понимал, что он лично вложит, и что от него лично зависит, чтобы наступили такие времена, такие возможности, о которых мы мечтаем. Нам нередко кажется, что это кто-то должен сделать, а я не обязательно должен в этом участвовать.

Д. Набойщиков: Сколько людей, столько и мнений.

Н. Комарова: Совершенно верно! К этому тоже нужно быть готовым: не зацикливаться, не посыпать голову пеплом в случае, если ты ожидал пять пятерок, а получил только две.

М. Епихин: То есть мы на полном серьезе должны говорить, что местные администрации должны уметь профессионально работать и с общественным мнением?

Н. Комарова: Безусловно. В этом никаких новелл нет, по большому счету: работа эта выборная.

М. Епихин: Наталья Владимировна, не секрет, что многие губернаторы расслабились после того, как убрали выборы, назначения – это другая тема.

Н. Комарова: Как раз наоборот - немногие. Это, во-первых. Во-вторых, поскольку я много лет профессионально этой именно деятельностью занимаюсь, большую роль отвожу тому, как люди воспринимают. Главная задача каждого из нас – понять человека. Даже не сделать так, чтобы ему было понятно, а именно я должна понять человека, и через это свое решение реализовать.

В. Меркушев: В продолжение темы. Вы - публичный человек. У Вас есть опыт и выборной работы. Но не все же участники Вашей команды такие же публичные, насколько они готовы к таким новым требованиям - быть понятным людям, взаимодействовать открыто?

Н. Комарова: Не очень готовы. И тут важно руководителем команд четко распределить роли участников команд. Кто-то силен в проектировании, ему не нужны софиты, постоянное участие еще кого-то на этом поле, а кто-то способен рассказать об этом и вовлечь других людей в реализацию проекта. Очень много зависит от неформальных и формальных лидеров команд, чтобы вовлечь всех людей с их талантами, возможностями и максимум взять. Мы же все разные, совершенно верно, и не обязательно, чтобы все умели, имели навыки публично подавать решения, которые он формирует. Не обязательно, хотя, конечно, хорошо было бы иметь как можно больше людей многогранных по профессиональным возможностям. Но жизнь есть жизнь, мы понимаем, что так не бывает, поэтому всех даже не нужно мучить.

М. Епихин: На одном из федеральных мероприятий Вы сказали, что тем, кто решил приехать на Север, необходимо доплачивать. Это вопрос социальной справедливости. Есть две концепции освоения Севера – вахтовая и та, что приехал на Север – это навсегда. Это и Ваша позиция?

Н. Комарова: Да, это мера социальной справедливости. Безусловно, это крайне важно, чтобы труд человека оплачивался соразмерно вкладу. Но в данном случае имею в виду и другие аспекты. Это и вопросы государственного развития, государственной безопасности. Страна, которая располагает территорией, где 70% относится к районам Крайнего Севера и местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, должна создавать условия, чтобы эти территории работали полноценно на том же уровне и качестве жизни, которые сложились в среднем по стране и в данном случае выше, потому что затратность более серьезная, поэтому я считаю, что государство должно доплачивать за то, что какие-то из граждан Российской Федерации решили жить в таком замечательном месте как Югра.

М. Епихин: А неграждане Российской Федерации?

Н. Комарова: А неграждане РФ в соответствии с законодательством РФ, с соблюдением правил и традиций, которые действуют в этом регионе, если в этом есть необходимость.

М. Епихин: Нет ли угрозы размывания северной цивилизации в этой открытости?

Н. Комарова: Ну, тогда грош цена нашей цельности (тогда это не ценности), нашим традициям (тогда это не традиции), если короткое вмешательство может размыть этот статус северянина, и мы начнем забывать, что мы ханты, русские, что мы югорчане. Полагаю, что этого не должно быть, и возможности у нашего югорского сообщества достаточно сильные, чтобы идентичность свою не потерять, а использовать ее на пользу тех людей, которых мы будем приглашать для выполнения какой-то работы.

М. Епихин: О перспективах нефтедобычи есть разные мнения.

Н. Комарова: Так сложилось, что в нашем регионе основная компетенция - нефть, газ, переработка этого сырья, транспорт. Именно поэтому, а я много лет живу на Севере, в нефтегазоносных регионах, для меня абсолютно понятно, что если этот ресурс есть, то его нужно использовать максимально. Всегда была за то, чтобы вкладывать в бурение, в геологоразведку и создавать задел на будущее. Даже не заглядывая в то, насколько хватит этой нефти. Столпы геологии научили меня, что количество и состояние минерально-сырьевой базы определяется по нескольким направлениям: бурение, разведка, добыча, переработка. Чем выше передел сырья, тем устойчивее минерально- сырьевая база. Такое значение имеет именно эта стадия. Полагаю, в отношении объемов добычи, есть другие возможности, кроме энергетики, использования этих ценных ресурсов, и мы должны думать и в том числе о них. Поддержу инновационную составляющую. Когда я встречаюсь с молодыми учеными, инженерами (недавно был форум «Нефтяная столица»), я подчёркиваю, нацеливаю: думайте, сочиняете, мыслите креативно, находите возможности, чтобы наше сырье, основное богатство можно было использовать в самых разных, неожиданных ракурсах, тем самым обеспечивать нужность и достаточное его количество. На сегодняшний день это основной источник формирования доходной базы, богатства региона и Российской Федерации. За прошлый год Югра внесла наибольшую долю в федеральную бюджетную систему Российской Федерации (налоговые поступления и не только). Если к этому относиться таким образом, то нужно учитывать все тенденции рынка энергетики, способы формирования энергоносителей, важно искать другие направления, создавать новые точки роста, чтобы это время диверсификации, замещения использовать максимально. Но можно сказать, что какие-то возможности мы уже пропустили. Я не имею в виду наш регион, говорю в целом о государстве. Жизнь покажет. По ощущениям: хотелось бы достичь больших прорывных возможностей. Не забывать, что северные территории, где экономика выстроена на добыче сырья, - там люди, специалисты, которые заработали своё право жить достойно. Ответственность должна играть определяющую роль.

В. Меркушев: Югра – 2050: Югра без нефти? Ваш прогноз - это регион без экономических угроз?

Н. Комарова: 2050 - регион с нефтью. Конечно! С попутным нефтяным газом и продукцией их переработки. Это то, чем мы будем заниматься.

Д. Набойщиков: Есть конкретная цифра, на сколько лет нам хватит нефти?? Недавно был форум «Нефтяная столица» и один из экспертов сказал, что нефти хватит «на долгие десятилетия»…

Н. Комарова: Я шесть лет работала в Государственной Думе председателем комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. И очень тесно общалась со специалистами в этой области. Могу заметить, что это очень вероятностная отрасль. Здесь, как в здравоохранении, трудно получить точный диагноз. Я, не являясь специалистом непосредственно в этой области, тем более не возьмусь судить об этом. Опираясь на точку зрения специалистов, что среднее ожидание, прогноз - это десятки лет. Смотрите, мы за 50 лет добыли 10 миллиардов тонн нефти. Есть оценки специалистов, что в нетрадиционных коллекторах залегания нефти еще столько же. Понятно, что мы научились извлекать её быстрее, чем в предыдущие 50 лет, и тем не менее…

М. Епихин: Новые вызовы времени: труднодоступная нефть. Как добыть ее на Бажене?

Н. Комарова: Я даже не вызовом это назову. Все об этом знали. Не знали в свое время, что в Западной Сибири есть нефть и газ. И потребовался авантюризм, настойчивость известных нам людей, специалистов в этой сфере, которые перевернули представление всего мира о Западной Сибири. А о трудноизвлекаемой нефти мы уже знаем. Может быть, не имеем навыков сделать эти запасы экономически выгодными, привлекательными. Но сейчас мы находимся в государственном эксперименте: налог на доход… 27 лицензионных участков участвуют в этом эксперименте, почти все представленные здесь компании - «Роснефть», «Газпром-Нефть», «Сургутнефтегаз», «Русснефть», «Лукойл». Этот год будет очень интересный с точки зрения эффекта государственного решения и возможности перехода на новую систему налогового обложения.

Д. Набойщиков: Опасения сокращения социальных программ, льгот - тема горячая, много негатива в по этому поводу звучит, к примеру, в соцсетях. Как Вы охарактеризуете это?..

Н. Комарова: Социальные сети – хорошая площадка для возможности людям высказаться. Хочу сказать следующее – тенденция, тренд на последующие 5-10 лет состоят в том, чтобы усиливать социальную составляющую в государственной политике, в том числе не только за счёт денег, но и за счёт денег. Обратите внимание на стоимость национальных проектов, они все – социальные, даже если они отнесены к экономике: «Повышение производительности труда», «Развитие малого и среднего бизнеса». Все они нацелены на то, чтобы сформировать устойчивую бюджетную, доходную часть и, следовательно, обеспечить тот уровень социального самочувствия, который требуется для устойчивого государства. И если мы говорим, например, о сроке жизни, долголетии, о программе «80+», то надо понимать, что это колоссальная социальная программа, затратная. И правительство Российской Федерации, и регионы будут обеспечивать финансирование, чтобы достичь такого уровня и качества жизни. Поддержка семей, детей, молодых людей, развитие спорта, культуры, образования - мы с вами занимаемся этим каждый день.

В. Меркушев: Тема молодых семей. Те протестные акции, которые в прошлом году проходили, подтолкнули к определённым действиям. В декабре прошлого года Вы говорили, как будет меняться поддержка молодых семей. Как будет реализовываться эта программа в 2019 году?

Н. Комарова: Такие настроения были связаны с достижением возраста 36 лет одним из участников программы. Есть непробиваемый аргумент - речь идет о молодых семьях, потому и программа называется «Поддержка молодых семей», а если этот возраст достигнут, это уже не программа «Поддержка молодых семей»... Другое дело – есть ли возможность ответить. Найти решение, ответить на все вопросы – объективно нет возможности. Очень важно, понимая запрос, искать решение. В течение года решение будет сформировано. Мы сейчас переходим на другие правила: не расширяем список участников. Учитывая, что накоплены обязательства перед большим кругом людей, и увеличивать его, не обеспечивая, - нет возможностей. Поэтому новое правило – формировать списки участников программ, исходя из возможностей, чтобы не плодить очередь.

В. Меркушев: Это будет касаться только данной программы или всех жилищных программ?

Н. Комарова: Хорошо было бы, чтобы такой подход действовал во всех программах, не только жилищных. Это - правильный подход: приняв обязательства, выполнить их. Это справедливое решение, справедливая формула. Чтобы это было подконтрольно и властям, и гражданам.

В. Меркушев: Мусорная реформа волнует наших жителей. Вы недавно были в Москве, выступали от лица регионов как эксперт по данной теме. Как реализуется программа на местах?

Н. Комарова: Для нас это важная тема. Мы большое внимание уделяем экологическим вопросам, охране окружающей среды и всему, что касается твердых коммунальных отходов. Это то, что на виду и каждого из нас беспокоит. С одной стороны - мы хотим, чтобы этого не было, чтобы мы жили цивилизованно, чтобы у нас все было чисто, аккуратно. С другой стороны - мы выбрасываем мусор, очень часто не отходя от порога, буквально – за околицу, в лесу, но хотим, чтобы было чисто и чтобы плата была справедливая. В чем справедливость, как ее посчитать?

Возвращаясь к встрече в Москве на площадке Сколково – это было первое профессиональное обсуждение данной темы, будут еще такие встречи. Совершенно очевидно, что коробочного решения, удобного для применения всеми субъектами Российской Федерации, нет. Именно поэтому очень важен обмен опытом, применение лучших практик и внедрение их в том или ином регионе. Это касается и стимулов. Действительно, это очень эффективная технология запуска любого нового проекта. И в этой связи, каждая идея на этот счет жизнеспособна и ее нужно использовать, запускать моментально. Очень важно, я уверена в этом, что до тех пор, пока муниципалитеты активно не внедрятся в эту работу, очень трудно рассчитывать на эффекты. С жителями об этом говорим: справедливый, несправедливый тариф и, следовательно, плата. Если мы платим, тогда пусть вырастит качество. Нужно же еще не забывать это показать и рассчитать. Ведь мы вообще не платили за это. Именно поэтому у нас в регионе накопилось больше 1 000 несанкционированных свалок. Потому что мы не платили, и на этом развивался серый, черный бизнес в этой сфере. Сегодня вопрос в том, чтобы сначала оплатить работу тех, кто соберет, закупит контейнерные площадки, будет обеспечивать порядок, возможно, отсортирует в зависимости от решения муниципалитета, организует погрузку, перевозку, размещение, утилизацию. Это все делают люди, которые выполняют работу и хотят за это получить заработную плату.

Д. Набойщиков: Но ведь они и раньше это делали и за гораздо меньшую плату.

Н. Комарова: Нет, не делали, было так, что вообще не делал никто, особенно на селе.

В. Меркушев: Тут положительный момент, что люди платят и начинают требовать качество.

Н. Комарова: Абсолютно правильно. Заключен контракт - и здесь ответственность сторон и здесь абсолютно справедливые требования. Заплатил - пожалуйста, обеспечьте объем, сроки и качество.

М. Епихин: Формула «Один регион – один оператор» - это правильный подход?

Н. Комарова: Жизнь покажет. Есть регионы, например, Воронежская область. У них, когда они принимали решение, было 6-8 зон. Сейчас они перешли на одного регионального оператора. Все зависит от специфики региона и от того, как выстроена технология. Много составляющих – объем, логистика, уровень утилизации, переработки.

Н. Комарова: О качестве работы «Югры-Экологии» - пока набираем вопросы, на которые нужно отвечать. И жителям это тоже понятно. Запускается новый механизм и очень важно, чтобы мы в его наладке не ошиблись и действовали эффективно.

М. Епихин: Кто третейский судья, который должен контролировать этот процесс?

Н. Комарова: Тарифы будет контролировать Российская Федерация и Российский экологический оператор будет тоже в этом участвовать. В настоящее время, первоначальная идея о едином тарифе хотя бы в одном регионе имеет все больше и больше соблазнов уйти на дифференциацию «город – село». Различные подходы: например, в селе - на человека, в городе - на квадратный метр, или наоборот. Устоит эта тема или не устоит - трудно сказать. Сейчас вроде бы ничего не мешает дифференцировать тарифы, но с другой стороны, запускать одновременно на одной площадке несколько моделей платежей несет свои риски, потому что каждый будет заглядывать в соседний тариф и не факт, что твой тариф понравится больше, чем другой. Нужно пройти этот путь, здесь важны коммуникации, чтобы на каждый вопрос был ответ, чтобы каждый вопрос принимался тем, кто дает на него ответ, что это руководство к действию. Мы ввели единый тариф по южной зоне, а дальше начинаем сталкиваться с тем, что у нас немало юридических лиц располагаются за пределами поселений. Следовательно, затраты для того, чтобы доставить ТКО от их жизнедеятельности на сформированные площадки или межмуниципальные полигоны существенно выше, чем от населения. А котел один и получается, что жители могут доплачивать за этих юридических лиц. Нужна дифференциация – возможно, а может быть, нужен другой способ ответить на этот вопрос.

Знаю одно - эта система обращения с отходами должна быть запущена. Я не говорю, что она новая, поскольку считаю: то, что было раньше – это не система. Это важнейшее государственное решение и его нужно обеспечить, исполнить. Хочу заявить сразу: готова лично и правительство автономного округа реагировать на каждую деталь и возможность с тем, чтобы улучшить эффекты и сократить негативные, сопровождающие этот процесс события. Сейчас ручное управление.

Д. Набойщиков: Горячая тема – судьба авиакомпании «Ютэйр», транспортные перевозки. Есть разные мнения – давайте поможем, например, рассчитаться с долгами. Кстати, мы уже помогали компании.

Н. Комарова: Мы не помогали «Ютэйру» рассчитываться с долгами. Это стоимость наших акций. Продали акции, пустили в оборот, снизили долговую нагрузку. То, что много вопросов - это объективно. Потому что стоимость билетов не та, которую нам хотелось бы, расписание, например, в Ханты-Мансийске тоже вызывает претензии, качество обслуживания – то же самое, межмуниципальное сообщение тоже не является удобным для жителей. Многие из вопросов возникли в связи с трудностями в компании. Акционерами привлечен независимый эксперт по оценке состояния дел и возможности этой компании - «Райффайзенбанк». В этой связи у нас есть все возможности полагаться на данные их оценок и следовать рекомендациям по дальнейшим действиям.

Мы как один из акционеров ищет возможности для того, чтобы авиакомпания имела объемы работ и на этом фоне, когда есть работа, заказы, ресурсы, должным образом выполнила свои обязательства перед кредиторами. Когда Президент заявил о возможности создания государственной компании, которая была бы базовой для межрегиональных перевозок, я как губернатор посчитала нашу авиакомпанию хорошо подготовленной к такого рода деятельности - в связи с тем, что компания располагает собственным самолетным и вертолетным парком, воздушными судами соответствующего класса, наработана уникальная маршрутная сеть. Такое предложение мы внесли. И сейчас по поручению Правительства Российской Федерации финансовые институты пытаются сформировать модель, как может быть создан такой государственный перевозчик.  

«Ютэйр» - это компания с большим количеством высокотехнологичных рабочих мест, с высококлассными специалистами. И в стране, и за рубежом эта компания оказывает услуги перевозок грузов и пассажиров, с большими объёмами перевозок.

В ближайшие два-три месяца будет опубликована схема авиационных перевозок, чтобы было понятно каждому человеку, как он может с использованием авиатранспорта долететь, например, из Кышика до Москвы, всю логистику. Задача в этой связи ответить на три вопроса. Первое – доступность и безотказность перевозок. Второе – занятость компании и наработка ею опыта, навыков межрегиональных перевозок. Третье – эффективное использование аэропортовской инфраструктуры.

М. Епихин: Другой стратегический транспорт в Югре – речной, это тема не только Югры, но и Ямала. Или Югра готова самостоятельно решить эти проблемы?

Н. Комарова: Мы уже приняли решение, что предприятием владеем на два региона, менеджмент подбираем согласованно и решения, в том числе, например, обращение к Президенту о продлении срока возможности приобретения в лизинг и получения сопровождения федеральными министерствами этих приобретений. Имею в виду строительство новых речных судов для «Северречфлота». Мы в данном случае работаем с соседями, это наш общий проект и заинтересованность общая, потребность в речных перевозках. Считаю, что это перспективно с точки зрения экономики. Чем более качественно это будет организовано, тем больше экономических эффектов можно будет достигать. Социальная составляющая, перевозка жителей в период бездорожья – это то, от чего мы никогда не откажемся. Будем всегда это обеспечивать, включая работу теплохода «Николай Пирогов» по оказанию медицинской помощи жителям отдаленных населенных пунктов.

Будем принимать меры, решения, чтобы ускорить процедуру реновации флота «Северречфлота». Безусловно, это и частные инвестиции, и федеральный бюджет со своими льготными технологиями. Мы стараемся привлекать различные источники для финансирования программы, но нужно понимать, что вес социальных обязательств очень высокий. Мы говорим о большой доле бюджетного финансирования решения о реновации нашего флота и создания комфортных, безопасных условий для перевозки пассажиров.

Г. Кондина: От транспортной доступности зависят и перспективы развития отдаленных населенных пунктов. В частности, хотелось бы поговорить о трудозанятости населения в этих территориях. В муниципалитетах есть так называемая скрытая безработица. Не все жители таких поселений имеют возможность быть зарегистрированы в качестве безработных.

Н. Комарова: Не все граждане без работы регистрируются в качестве безработного, то есть не все безработные устанавливают этот статус официально. Это относится не только к жителям сельских территорий или труднодоступных населений. И, например, увеличение пособий по безработице простимулировало, по крайней мере, отдельную часть городского населения устанавливать этот статус. Это первое.

Есть скрытая безработица, а есть скрытая работа, когда люди заняты, но официально как работники не регистрируются или как люди, имеющие доход. Это тоже проблема. Но если у человека есть право получить поддержку государства в период, когда он ищет работу через установление статуса безработного и получение пособия, оно должно быть доступно вне зависимости, где человек проживает. В этом отношении абсолютно правильный вопрос. Вернусь к тому разговору о социальном паспорте, куда будет заноситься весь социальный массив населения нашего региона. Сейчас выгрузим это на какую-то единую платформу, и будет понятно в отношении каждого человека все, что с ним происходит. Это право регистрации статуса безработного обязательно будет обеспечиваться для всех граждан. В том числе, кстати, по проекту IT-стойбища.

Но прежде всего, я бы ставила акцент и бросила бы все силы на то, чтобы была работа, чтобы не регистрироваться безработным, а чтобы создать условия для работы. Это, с одной стороны, сложнее, а с другой стороны, – интереснее, и эффект выше, и удовлетворенность совершенно другая.

Г. Кондина: Пример про маленькие населенные пункты, где бывает распутица и человеку негде работать, но он все равно хочет там жить – в 50 километрах от Саранпауля.

Н. Комарова: Сейчас попытаюсь создать направление, в котором можно размышлять. Нужно креативно подходить к этому, нужен закон. Например, маленькому ребенку не дают детский сад. Может быть, его вообще нет. Его мама выполняет важную государственную миссию – родила и воспитывает ребенка. Мы же можем создать рабочее место воспитателя, либо помощника воспитателя в детском саду в этой деревне, где она проживает или в соседней, где есть детский сад, и оплачивать ей этот труд. Пособие есть пособие. Эта помощь устанавливается государством, когда невозможно трудоустроить на период, пока человек ищет работу. Нам же нужно эти рабочие места создать для таких труднодоступных поселений. Когда встречаюсь с людьми, которые там живут, спрашиваю, не хотят ли они переехать в то место, где есть работа. Люди говорят, что не хотят переезжать. Поэтому здесь и нужно создавать рабочее место. В прошлом году создали около пяти тысяч рабочих мест в селе, но только около 40 из них постоянные, а остальные временные, включая те две тысячи мест, созданные для школьников на период лета. Но это не то, что людей устраивает. Людям важно иметь статус работающего, пенсионное обеспечение, постоянный хороший доход.

Сельскохозяйственные кооперативы, которые создаются и все, что связано с заготовкой дикоросов и лекарственных трав, где важно использовать навыки и знания, - очень важное направление, которое можно расширять. Этнотуризм, экотуризм, экстремальный туризм – это современные новые направления работы. Давайте в каждом поселении будем находить людей, которые хотят и готовы работать в этом направлении, и создавать постоянные рабочие места.

В. Меркушев: Сейчас остались мероприятия по самозанятости, когда человек не может найти работу, но может зарегистрировать ИП, например? Можно ли получить первоначальный капитал?

Н. Комарова: Конечно. Только для этого человеку для начала нужно придумать, чем он будет заниматься. Мы же сейчас говорим об уже готовом бизнес-проекте, который имеет запущенный механизм, которому нужны работники.

М. Епихин: О внутреннем туризме – он поможет в этом?

Н. Комарова: Конечно, развитие внутреннего туризма поможет в создании новых рабочих мест. Посмотрите, в первый год, когда мы начали системно заниматься этой историей, рост туристов увеличился в разы. Ведь больше пяти десятков отраслей задействованы, когда реализовываются туристические возможности. Лес, красивое озеро, уникальные Уральские горы – это то, что крайне привлекает людей.

М. Епихин: сложный климат, условия, которые требуют вложения для развития туризма, дадут отдачу через много-много лет?

Н. Комарова: Уже сейчас в обороте этой отрасли больше пяти миллиардов рублей - за 2018 год. Чтобы развить эту отрасль, не нужно много лет. Хорошо оборачиваемый рубль в отрасли туризма тянет за собой 50 рублей в других отраслях. Вот в чем ценность. Еще ни одно из государств, которое вложилось в развитие туризма, не пожалело об этом.

В. Меркушев: Про диверсификацию – о медицинском туризме. Будут ли к нам приезжать, чтобы полечить зубы, сердце, почку пересадить?

Н. Комарова: Наши медики считают, что в их отрасли процесс уже начался и возможности такие есть. Другое дело, - они еще не оформлены, чтобы можно было говорить о базе, которой мы располагаем и, следовательно, наблюдении за ее ростом, исходя из развития таких возможностей. Здесь большую роль будет играть частный сектор, я имею в виду развитие медицинского туризма. В другом случае может произойти перегрузка государственных медицинских учреждений, что население нашего региона не оценит. Здесь, на мой взгляд, правильнее и важнее создавать условия для развития именно частного сектора, выводя на использование высокотехнологичного медицинского оборудования, которое, прежде всего, и интересует туристов. Тут все не просто и с самого начала нужно грамотно наладить. Мы нацелены на такую деятельность и такой подход. У нас очень хорошая база и много высококвалифицированных специалистов. Важно, чтобы они были загружены и у них была возможность развиваться. В июне мы ждем министра здравоохранения, чтобы обсудить возможность и созданные условия в регионах Российской Федерации для развития медицинского туризма.

Д. Набойщиков: Есть опасность, что люди из государственных клиник будут переходить в частный сектор.

Н. Комарова: Да, такая опасность возникает в любом вопросе. Надо готовить специалистов заранее. Дефицит есть и еще два-три года мы будем его ощущать, но надо действовать. Дело в том, что частный сектор не возникнет там, где избыток или хотя бы норма бюджета. Он возникает тогда, когда есть дефицит. Государственное здравоохранение, количество коек, амбулаторных посещений, специалистов меньше стандарта, поэтому, если пришел частный сектор, то для человека через ОМС мы оплачиваем его затраты. Если речь идет о добровольном медицинском страховании, то здесь могут подключаться и личные средства граждан, а также трудовых коллективов. Это очень серьезный вид деятельности и бизнес.

Выбирая частный сектор, не факт, что специалисты будут удовлетворены этой работой по одной простой причине – объем работы и уровень ответственности здесь выше. Отмечу, что возможность оттачивать свой профессионализм и квалификацию за бюджет региона существенно выше.

Г. Кондина: 2091 год объявлен Международным годом языков коренных народов, сохранение, следует обратить внимание на изучение родных языков в семье. Что нужно сделать, чтобы привлечь молодежь к изучению языков? У нас в регионе многое для этого делается, но все же уровень владения родными языками падает.

Н. Комарова: Может, мы вернемся к началу нашего разговора, и я Вас об этом спрошу?

В. Меркушев: Нам удалось в прошлом году провести конкурс комиксов на родных языках. Эта форма даже для наших иностранных партнеров оказалась интересной.

Н. Комарова: Да, да, я помню, хороший проект.

Г. Кондина: Наша редакция много делает, проводим конкурсы рассказов, стихов, видео, привлекаем семьи. Но в самих семьях не разговаривают на родных языках.

Н. Комарова: А почему? Давайте разберемся. В марте мы проводим форум по открытию в России Международного года языков коренных народов. Тот материал, который уже сейчас имеется, а это многочисленные конкурсы - это хорошо, а язык умирает. А что еще нужно сделать, чтобы его сохранить? Я уже рассказывала историю, которая меня в свое время воспитала по отношению к людям другой национальности, прежде всего, к тем, которых небольшое количество. Есть ненецкая писательница Анна Неркаги, у которой я однажды спросила о том, что нужно сделать, чтобы сохранить народ. Она сказала, что пишет для того, чтобы оставить память о своем народе, потому что, как прогнозирует, что народ исчезнет. По ее словам, ненец – это ягель, и чем больше сокращается территория, на которой есть ягель, тем меньше шансов сохранить традиции и язык. Это ее мнение. Но я полагаю, что нам нужно действовать и разочаровать Анну в этом отношении. Я верю в людей, в то, что мы знаем, как себя сохранить и, следовательно, эти решения мы найдем.

Г. Кондина: Может быть, стимулировать молодых людей, знающих язык, при поступлении в вузы.

Н. Комарова: Хорошее предложение, только важно, чтобы человек хотел получить эту профессию. В любом случае эти языки, носителей которых сейчас мало, нужно зафиксировать и оставить для памяти людям, чтобы можно было прочесть уникальные культурные коды, живущих рядом с нами. А также надо искать решения, которые продлевали бы жизнь этих языков, культуры, народов.

М. Епихин: Мы вот не можем найти журналистов – носителей этих языков.

Н. Комарова: Мы со своей стороны могли бы простимулировать обучение журналистов этим языкам, если кто-то заинтересуется.

М. Епихин: Всемирная шахматная Олимпиада-2020 – это уже ближайшее будущее. Во что конвертируется это событие для югорчан?

Н. Комарова: Интерес к этому виду спорта стоит дорогого, потому что он очень массовый, с одной стороны, и базовый для развития человека – с другой стороны. Участие или даже создание условий для встречи с лучшими из этих спортсменов, безусловно, подвигают каждого из нас на то, чтобы оценить себя и понять, насколько ты способен создавать условия для развития других. Не просто так мы раньше приняли решение, что шахматы – это интересно, что даже важно по жизненным показаниям и постепенно провели решение о том, что человек должен обучаться, начиная с детского сада, это обязательный предмет для начальной школы и теперь для общей образовательной школы. Таким образом, мы влияем на уровень образования детей и, следовательно, на их профессиональные возможности. На мой взгляд, это самый важный эффект. Вы посмотрите, наши дети стали лучше сдавать ЕГЭ, именно когда в школах появился этот предмет, потому что в принципе шахматы развивают человека, его возможности и технологию эффективного мышления. Это первое. Второе – для нас шахматная Олимпиада - не такое уникальное событие, в 2010 году мы ее уже проводили здесь. Нет ни одного региона в мире, который бы дважды принял это событие.

В этом году мы планируем для проведения мероприятий построить многофункциональный спортивный объект, который, по стандартам ФИДЕ, может быть использован как помещение для проведения шахматной Олимпиады. С одной стороны, это ответ на запрос Ханты-Мансийска на нехватку таких спортивных площадок, а с другой стороны – это условие для проведения этой Олимпиады.

В. Меркушев: Перед новым руководством департамента физкультуры и спорта поставлена задача повышения массовости спорта. Такой запрос есть – бесплатно подросткам покататься на коньках, взрослым и детям покататься в выходной на лыжах. Шахматы бесплатны и это востребовано, может быть, и о других видах спорта подумать, как сделать их широко доступны? Может быть, будет такая программа развития массового спорта и она будет доступна для обсуждения?

Н. Комарова: Такой документ появится. Со своей стороны гарантирую, что предложения будут доступны для обсуждения – это очень важно, насколько этот документ будет жизнеспособен, отвечать на запросы каждого гражданина. Это не только обещания, но и обязанность в соответствии с решениями Президента и федеральных проектов. Отступать некуда.

М. Епихин: Трудно не заметить, насколько для Вас важна в последнее время федеральная повестка. Это пример ручного управления продвижения Югры на федеральном и международном уровне? Или здесь больше политики?

Н. Комарова: Даже не задумываюсь на этот счет: у тебя есть задача – ее нужно решить, ты понимаешь, как. Я не выстраиваю мотивацию на такие решения. Простая история – надо, значит, собрался, поехал. Добиваешься того, чтобы эта встреча, эти переговоры были с определенным результатом. Это крайне важно. Сейчас весь мир построен так. Если раньше мы могли говорить, что это наша русская особенность – вырабатывать на общении решения, то сейчас весь мир перестроился именно на коммуникации, на личные контакты. Это крайне востребованная технология, и я не могу ее не использовать. Давайте на этот вопрос взглянем по-другому. Если я работаю непосредственно в муниципалитетах, постоянно общаюсь с людьми на площадке каждого муниципалитета – это правильно, полезно и эффективно, а по этому же поводу в Сочи – надо ли? Конечно, надо! Ты видишь мир, ты видишь носителей идей, владельцев проектов и ты понимаешь, как это организовать. Повторю, сегодня без коммуникаций, без эффективных каналов связи очень трудно быть результативным.

В. Меркушев: Случаен ли отказ Венгрии от сотрудничества с США в навязываемом Америкой формате после встречи с российской делегацией?

Н. Комарова: Мой жизненный опыт говорит о том, что ничего случайного не бывает. Видимо, должно было так произойти для того, чтобы была усилена позиция каждой из трех сторон. У венгерского правительства, президента страны, местных властей есть свое представление о том, как достигать развития собственного народа и нередко они не совпадают с представлениями об этом Совета Европы или чиновника американской администрации. Мы знаем на собственном опыте, как трудно иметь возможность быть суверенным государством. Это требует колоссальных затрат и возможностей. Один высокопоставленный чиновник из другой страны задал мне вопрос: правда ли, что вы дружите с президентом Асадом? Я ответила: «Если я могу позволить сказать, что после разговора я дружу с Вами, то тогда я и с президентом Сирийской Арабской Республики дружу». Что абсолютно точно - что повестка международная. Состояние вопросов в ней, позиция игроков – все это настолько переплетается, что в любом событии можно найти причинные связи.

Д. Набойщиков: Вопрос о создании гуманитарного добровольческого корпуса. Говорят, что Вы можете его возглавить…

Н. Комарова: Есть общественная инициатива – ее автор сургутянин Эдуард Логинов. Он предложил создание такой некоммерческой организации, которая будет вести деятельность по широкому кругу вопросов, выходящих в том числе на международный уровень. Этому проекту – как и многим другим проектам, которые получили одобрение большого числа граждан – мы оказываем содействие в том, чтобы были созданы документы, чтобы были пройдены все процедуры регистрации этой некоммерческой организации.

М. Епихин: Политики рано или поздно начинают задумываться о своем наследии. Поправьте меня или согласитесь с моим восприятием наследия Натальи Комаровой. Мне думается, что лет так через 10 о Наталье Комаровой будут говорить как о политике, закрывшим эпоху балков в Югре. Это раз. Два – это Комарова – политик, который оставит после себя Югру как территориально целостный самодостаточный регион, нацеленный на инновационное экономическое процветание. И три: Наталья Комарова – политик, который сделал югорский патриотизм частью повседневной жизни югорчан, частью югорской идентичности. Возможно, у Вас есть другой расклад…

Н. Комарова: У меня нет расклада, но я рада вашим ожиданиям, что через 10 лет обо мне будут говорить. Это самое важное в судьбе каждого человека, чем бы он ни занимался.

М. Епихин: Существует ли гипотетическая дорожная карта досрочного ухода в органы федеральной власти? Лично для себя, допускаете ли Вы вероятность еще одного губернаторского срока?

Н. Комарова: По закону такая возможность есть, но я не думаю об этом в данную минуту. На принятие решение по этому поводу потребуется меньше времени, чем почти два года. Есть немало людей, для которых важны фамилия и имя человека, которые будут заниматься этой работой, я с уважением отношусь к такой позиции. Сама я стараюсь работать, создавая систему, которая будет предусматривать необратимость всего хорошего – вне зависимости от того, кто выполняет эту работу. Если исходить из этого и достигать целей, моя позиция обоснованная – за два года до этой границы у меня есть повод не задумываться над своим решением на этот счет. Но решение, конечно, будет приниматься – и в первую очередь – Президент РФ именно так к этому относится – решение зависит от личной позиции человека.

 


Возврат к списку

Предыдущий месяц Следующий месяц
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4