Размер:
A A A
Цвет:
C C C C
Флаг автономного округа-Югры

Губернатор Югры Наталья Комарова дала пресс-конференцию для федеральных, региональных и муниципальных средств массовой информации

15 ноября 2017 08:00

Департамент общественных и внешних связей Ханты-Мансийского автономного округа – Югры сообщает:

Почти три часа общения с главой региона позволили журналистам узнать последнюю информацию из первых уст. На площадке Югорской шахматной академии состоялась пресс-конференция губернатора автономного округа. Представители 43 средств массовой информации задали Наталье Комаровой 38 вопросов.

Приводим стенограмму пресс-конференции:

Модератор – директор Центра «Открытый регион – Югра» Оксана Макеева: Доброе утро, Наталья Владимировна, доброе утро, коллеги. Чуть более полугода прошло с момента прежней пресс-конференции губернатора. Дата сегодняшней встречи выбрана не случайно. Буквально через неделю губернатор Югры обратится с ежегодным посланием к жителям региона, чуть позже будет принят главный финансовый документ – бюджет округа.  Накануне двух знаковых событий мы имеем возможность задать Наталье Владимировне самые актуальные, самые острые вопросы, касающиеся сегодняшнего положения дел в регионе. Вместе, в открытом диалоге, мы должны обозначить стратегические направления развития Югры.

Калганов Вячеслав, управление информационной политики администрации г. Мегион: Я был на прошлой пресс-конференции и других встречах с Вами, Вы всегда показываете удивительную осведомленность в текущей ситуации и в новостях. Какими источниками вы пользуетесь для получения информации: соцсети, СМИ?

Н.В. Комарова: Не буду называть названия, чтобы избежать рекламной деятельности одновременно с ответом на Ваш вопрос. Безусловно, я несколько раз в день обращаюсь к источникам информации. Если говорить о социальных сетях, пользуюсь тем, что подготовили специалисты в этой сфере. Все, что касается средств массовой информации, я сама выбираю источники. И хочу заметить, что достаточно консервативна в этом отношении, на протяжении многих лет это практически одни и те же источники.

Екатерина Миронова, газета «Когалымский вестник»: Государственная программа «Молодая семья» очень популярна в нашей стране. Согласно последним данным она не только не закроется, но и должна измениться в плане финансирования, расшириться. Можно ли быть уверенными, что в 2018 году молодые семьи Югры смогут воспользоваться этой программой в полном размере?

Н.В. Комарова: Разделим эту тему на две. Есть федеральные обязательства по категории граждан «молодая семья», и есть региональные. В отношении федеральной программы – мы будем руководствоваться решениями, которые будут приниматься на федеральном уровне. Практически полностью синхронизировали свои требования с федеральной программой с тем, чтобы без дополнительных препятствий могли участвовать в обеих программах. Особенность региональной состоит в том, что дав ей «зеленую улицу», мы спровоцировали большое количество заявлений и участников в эту программу – несколько десятков тысяч человек. В этой связи приостановили прием новых заявлений. Мы обслуживаем всех тех, кто уже является участниками этой программы. К сожалению, в этом формате нам не хватает ресурсов для того, чтобы закрыть всю очередность, но, тем не менее, мы продвигаемся. В этом году и на следующий год мы планируем определенный объем ресурсов. В этом году еще дополнительно профинансируем эти мероприятия с тем, чтобы миллионов, наверное, 500 было направлено на эту программу. Надеюсь, что успеют люди воспользоваться этой возможностью до 1 января 2018 года. В случае, если кто-то не успеет оформить документы, мы продолжим это делать в 2018 году. Итак, эта подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей» в региональной государственной программе. Здесь же категория коренных малочисленных народов Севера. Как мы договорились, эти две категории являются приоритетными в общем объеме нашей государственной программы. Обе программы действуют. Федеральная – без ограничений, только по объемам финансирования, региональная – мы не принимаем новых участников, но работаем над погашением обязательств перед теми, кто уже стал участниками этой программы.

Андрей Загумённов, РИА «ФедералПресс»: Бюджет на предстоящие 3 года еще не принят, но его основные параметры уже известны. Одна из тенденций – падение доходов в целом по налогам на прибыль. Как округ будет бороться с этим?

Н.В. Комарова: Бороться не будем, Андрей, будем работать. Если говорить о бюджете как механизме в реализации государственной политики, то этот документ и его реализация требуют очень серьезной, хорошо скоординированной командной работы и населения, и органов власти на всех его уровнях. Действительно, правительство автономного округа рассмотрело бюджетные проектировки и внесло в Думу автономного округа проект бюджета на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов. Если говорить, например, о ближайшем периоде – 2018 год, то доходы бюджета планируются с понижением к текущему году на 1,5%, расход – с повышением на 1,2%. Размер дефицита 22 млрд рублей, это выше, чем в текущем году (15 млрд рублей). Государственный долг при этом составляет 0,6% от внутреннего регионального продукта и 11 с небольшим процентов от доходов за исключением безвозмездных поступлений. Бюджет сбалансирован. За счет заимствования – облигационного займа, остатков на счетах, а также реализации государственных активов мы обеспечим эту сбалансированность. Мы уже анализировали с вами итоги исполнения бюджета за 9 месяцев и отметили, что не нефтегазовые доходы растут в общем объеме доходов. На 30% за 9 месяцев. При этом нефтегазовые доходы снижаются. Следовательно, нужно работать с теми направлениями, которые дают рост. Это не нефтегазовые доходы. Именно вся инвестиционная деятельность в промышленной политике акцентируется на том, что связано с диверсификацией экономики автономного округа. Безусловно, это всем понятно, хотя не очень нравится нам всем, включая меня, хотелось бы быстрее получать результаты, но они придут тогда, когда мы с вами реализуем в должной мере и с необходимым эффектом эти мероприятия. То есть будут запущены новые производства, и они начнут приносить доход как собственникам, работникам, так и, естественно, бюджету автономного округа.

Если возвращаться к характеристикам бюджета, то хочу отметить, что 72% его расходов носят социальный характер. Следовательно, все обязательства, которые зафиксированы в соответствующих документах – поручениях Президента Российской Федерации, сформированным по его указам, обеспечены финансированием, и будут выполнены. Следовательно, мы ожидаем устойчивое бюджетное состояние. У нас есть все основания говорить о том, что наши бюджетные обязательства по расходам обеспечены финансированием.

При этом в бюджете предусмотрены расходы, которые относятся к бюджету развития. И среди этих направлений я хочу отметить новое – это усиленная концентрация финансовых бюджетных ресурсов на обеспечение решения Президента Российской Федерации, касающееся перевода обучения школьников в одну смену. Нам нужно теперь переориентировать свои ресурсы и усилия с задачи, которая уже реализована – обеспечение местами в детских дошкольных образовательных организациях детей от 3 до 7 лет на новую категорию детей – это школьники. Вы знаете, можно по-разному к этой задаче относиться, все еще не мало разговоров вокруг нее, в том числе и насколько справедлив тот объем инвестиций, который мы планируем вложить в эту сферу тогда, когда демографическая ситуация меняется и после всплеска ожидается падение, но тем не менее, все рассчитано и этот фактор учтен. Я обратила внимание при этом на одно замечание специалистов в области образования: из их аналитики следует, что без дополнительных вложений в лучшего педагога, какие-то программы, успеваемость школьников, когда они переходят получать образование в первую смену, увеличивается на 10-11%. Есть за что бороться, мне кажется.

Александр Калачев, телеканал «Югра»: Вы затронули тему образования, я ее продолжу. В своем прошлогоднем обращении Вы поставили 4 цели перед сферой образования, в частности, акцентировать внимание на программе «Рабочие кадры для предприятий». Как в Югре обстоит дело с созданием специализированных центров под эгидой Ворлдскиллз? Что вообще удалось за этот год сделать?

Н.В. Комарова: Кто из вас участвовал во вчерашней встрече с делегацией автономного округа на молодежном фестивале в Сочи? Там была возможность познакомиться с молодым человеком, который в молодежном конкурсе Ворлдскиллз взял 2 место по категории «Кондитер». Настолько мощный молодой человек. Он правильно распределял усилия в своей жизни. В данном случае мы имеем дело со специалистом, который умеет лучше, чем другие, профессионально выполнить свою работу, с одной стороны. С другой, это человек, который хорошо знает свою профессию и способен ее передать другим. Поразила зрелость этого молодого человека. Я почему этот пример привела? Потому что наша работа в этом направлении, она очень благодатная и достаточно быстро приносит эффект, что крайне важно. Когда мы говорили об образовании, среди прочих мероприятий не только строительство новых школ, мы большое внимание будем оказывать развитию среднего профессионального образования, материально-технической базы и привлечению для преподавания в эти образовательные организации лучших педагогов. Меняем стереотипы. Колледж – это не место «если ты где-то не пригодился, то пошел в колледж», а место лучшее из возможных для получения общего образования и профессии на первом уровне. И одновременно – получения стажа по рабочей специальности. Таким образом капитализируется молодой специалист, повышается его конкурентоспособность на рынке труда, и мы меньше будем отвечать на вопросы: «Почему меня не берут на работу? У меня есть образование, а нужен опыт». Человек будет заканчивать такие образовательные организации не только с дипломом, но и с серьезным опытом работы по выбранной специальности. Я, пользуясь случаем, нацеливаю преподавателей, не только югорских, но и тех, кто занимается этим за пределами Югры: мы ждем самых лучших преподавателей. Это некая новелла. Мы закрепим то, о чем я сейчас говорю, в ближайшее время в соответствующих нормативных документах и будем продвигать эту политику как государственную.

Модератор: Спасибо, Наталья Владимировна. Давайте дадим слово муниципалитетам.

Александр Страбыкин, газета «Новости Приобья», Нижневартовский район: Наталья Владимировна, вопрос, касающийся актуальной проблемы – жилья. Вы недавно были в Нижневартовском районе и в присутствии журналистов встречались с главой района Борисом Саломатиным. В частности, обсуждался вопрос о расселении граждан из непригодного жилья, и Вы отметили, что проблема расселения в районе решается неплохо. Но возникает другая проблема. У нас в районе 8 поселений, из них 6 поселений с трудной транспортной схемой. Инвестор туда идет с большой неохотой. Когда он строит там жилье, он не может реализовать его по той цене, по которой он мог бы реализовать в городе. Благодаря помощи округа дотации муниципалитетам выделяются, но мы понимаем, в силу объективных причин помощь сокращается. В 2013 году Нижневартовскому району на выкуп жилья было выделено 1 млрд рублей, в 2017 году - всего 52 млн. Это объективно. Тем не менее, какие пути решения этой проблемы, как привлечь инвестора в сельскую местность?

Н.В. Комарова: Давайте вместе размышлять на эту тему, потому что не хватает идей на этот счет. Действительно, в 2010-2011 годах, когда мы определились в том, что объем жилищных запросов населения выше, чем государственная муниципальная политика предполагала обслуживать, определились с некой моделью, в соответствии с которой бюджетные инвестиции придут в эту отрасль, и мы освободились от того, что муниципалитеты и государство выступают в качестве заказчика, демпингуя на рынке, понижая уровень конкурентности. И если вы помните, в 2010-2011 годы цены на квадратные метры зашкаливали всякое реальное представление о стоимости. Например, в Ханты-Мансийске были больше 100 тысяч рублей, а сейчас – около 50 тысяч с небольшим. И эта цена с хорошей маржей. Государство и муниципалитеты ушли с рынка. И застройщики, инвесторы понимают, что рынок настоящий, без всякого административного давления. Это первая история. Вторая – мы заменили это бюджетными инвестициями в жилищное строительство. Определенное количество ресурсов формировали, предполагалось, что с 2016 года бюджетные инвестиции будут замещаться инвестициями граждан и бизнеса. Но в наши расчеты вмешались внешние обстоятельства, мы столкнулись с кризисными явлениями в этой сфере. За эти годы мы из бюджета инвестировали десятки миллиардов рублей в новое строительство. Почему мы этим стали заниматься? Напомню несколько цифр, это важно. В очереди на социальное жилье стояло более 50 тысяч человек, в государственной программе участвовали тоже около 50 тысяч человек. Как выяснилось, в приспособленных для жилья помещениях проживало около 11 тысяч человек, это почти 10 тысяч таких строений. Ну и в регионе насчитывалось более 2,5 млн ветхого и аварийного жилья. Очевидно было, что нужно этим заниматься, продолжать не замечать проблемы нельзя. Должна признать, что модель исчерпала себя, весь эффект, который был заложен, уже произошел. Нужна новая модель.

Первый вопрос для построения модели – какие должны быть ресурсы? Вопрос: кто купит? Замечу, мы продолжаем занимать лидирующие позиции (1-3 места) по количеству ипотечных кредитов на душу населения. Т.е. население остается в той же активной фазе, как приобретатель жилых помещений, значит, в этой части наши программы работают эффективно. Остается урегулировать те вопросы, которые Вы подняли, Александр – жилье в сельской местности, поселках, и работа с той категорией населения, которая не может воспользоваться ипотечным кредитом. Это все еще большой объем. Теперь нам нужно определиться в приоритетности бюджетных расходов. Я предпочитаю работать в таком формате, чтобы поставленную задачу решить, а не растягивать ее на десятки лет. Было бы хорошо, чтобы хватало всех ресурсов, это первое. Второе, потребности не возникали как снежный ком. Поэтому в настоящее время мы с коллегами в правительстве договорились, что бюджетные инвестиции прежде всего будем направлять в те муниципалитеты где нет рынка, по крайней мере, в отношении того жилья, которое уже построено. И тем самым решать жилищную проблему людей и поддерживать в том числе и застройщика. Это же важно, это получение заработной платы. Все взаимосвязано. Если у вас есть идеи относительно новой модели, которая обеспечит живость рынка строительства жилья, я буду вам благодарна.

Евгений Оглоблин, центр «Открытый регион – Югра»: В книгу предложений нашего портала часто поступают сообщения от югорчан по поводу очередей к медицинским узким специалистам. Позвольте я зачитаю один из таких вопросов: «За талоном к травматологу пришел в ОКБ» – имеется ввиду Ханты-Мансийск – «С семи утра, уже в столь ранний час, была очередь к терминалу. В 8 часам холл поликлиники был заполнен желающими попасть на прием. В 8 часов начали появляться в терминале талоны, но не ко всем специалистам. Отстоявшие в очереди люди пропускали вперед счастливчиков, чьи врачи появились в заветных строках. Начались скандалы. Вполне можно понять людей, которые пришли не по доброй воли в это учреждение. А вот тех, кто придумал такую систему, понять сложно. Для чего эта электронная очередь, которая должна упростить процедуру получения талонов, а вместо этого все усложнилось. Записаться через интернет к врачу невозможно. В терминалах также напротив практически всех специалистов стоит отметка об отсутствии талонов на ближайший месяц. Единственный выход – это идти на так называемый «утренний штурм». Такая ситуация повторяется ежедневно, неужели нельзя упорядочить процедуру и помочь, заметьте, больным людям?»

Н.В. Комарова: Евгений, граждане, которые сталкиваются с такими проблемами, они действительно есть. Ничего скрыть в этом смысле невозможно, потому что очень многие процедуры сейчас, действительно, стали максимально открытыми. И сведения, информацию, представление о предмете сейчас можно получить любому желающему, даже если ты не нуждаешься в помощи врача. Мы, по сути своей, возвращаемся к вопросам, которые еще не удалось разрешить и снять с повестки дня – это нехватка персонала, медицинских специалистов, в том числе которых называют на сленге «узкими». Это первая история, то есть мы с вами должны отвечать на вопрос, как заместить и обеспечить нужное для удовлетворения потребностей людей количество специалистов. При этом мы все знаем с вами о том, что обеспеченность специалистами в этой сфере, главврачами, средним и младшим медицинским персоналом, выше, чем в среднем по Российской Федерации. Но это не греет того человека, который сталкивается с подобной ситуацией. Совершенно правильно, не надо его уговаривать на то, что «что ты волнуешься, все равно это больше, чем в среднем по стране». Ему важно здесь и сейчас получить услугу, на которую он рассчитывает, по крайней мере, в соответствии со стандартами, которые мы с вами оплачиваем, и за счет бюджета, и за счет фонда медицинского страхования. Это большое значение имеет. Первое, следовательно – важно, чтобы о таких случаях получали информацию. И можно подумать, чтобы ваш портал стал источником этой информации, которая требует принятия мер. Это важно, потому что когда учреждение рублем будет отвечать за неисполнение стандарта, это будет дисциплинировать и настраивать специалистов на то, что мало оказать услугу профессионально по тому или иному заболеванию, важно и менеджеру организовать работу учреждения таким образом, чтобы логистика была эффективная, чтобы были учтены все отпуска, дни рождения, все форс-мажорные обстоятельства в отношении того, чтобы специалист или это звено, на которое получена лицензия, сертифицированы специалисты, действительно пришло к человеку а не просто бумаге было написано. Это первая история.

Возвращаясь к вопросу Евгения, замечу, что у нас действует несколько мер привлечения специалистов: это и соответствующая оплата денежная, определенные бонусы. Если говорить о сельской местности, то и возмещение затрат на коммунальные платежи и прочее. Но эти меры, как в предыдущем случае, свой эффект выдали. Что еще это может быть? Кроме того, о чем мы с вами говорили. Просто на этот вопрос я часто отвечаю и вынуждена это делать, не просто рассказать и сказать «до свидания». Пытаюсь нам всем донести, что надо подумать на этот счет. Каждый должен делать свою работу так, как за нее заплачено. Мало, много – вот как положено, заплачено. Следовательно, если ты доктор, ты обязан в соответствии со стандартом, протоколами и так далее, выполнить эту работу. Так, как это должен сделать полицейский, как это должен сделать губернатор, как это должен сделать мэр и любой другой специалист на своем рабочем месте. Что придумать? Первая история, о которой мы договорились, решить так, что каждое обращение должно быть оценено и оценено рублем и конкретно. Мы же что с вами делаем? Мы сейчас огромные ресурсы в бюджете закладываем для того, чтобы выполнить указы Президента и обеспечить среднюю заработную плату, если говорить о враче, соответствующую двум средним по региону. В прошлом году средняя заработная плата по региону – 63 тысячи рублей. Это не значит, я еще раз оговорюсь, что каждый врач получает 63 или там 180 тысяч рублей. Существуют отраслевые методики оплаты труда, и не каждый врач в среднем получает такую. Мы можем говорить о часах, переработках и так далее, это факт. Но люди, югорчане, знают, что из бюджета на фонд оплаты труда направляется такое количество ресурсов, которое соответствует указам Президента. И все остальное зависит от организатора отрасли и непосредственно специалиста, если говорить о личной заработной плате. Бюджет тратит на это столько средств, сколько требуют соответствующие задачи.

Модератор: Наталья Владимировна, может нам попробовать изменить порядок записи, чтоб человек не брал штурмом больницу, а знал, что через два месяца точно попадет, например, к неврологу.

Н.В. Комарова: Нет, через два месяца нельзя, это не стандарт. В том то и дело, это не стандарт, а мы говорим о том, что у нас заложены ресурсы для обеспечения стандарта. И любое отклонение от стандарта наказывается рублем и это нужно внести в практику. Это должно быть понятно каждому специалисту на своем месте. Вы правы, я об этом уже договорилась с руководителями департамента здравоохранения. Вот как я понимаю их: люди об этом говорят, хотя проблема состоит в том, что руководителями учреждения логистика не выстроена. Ресурсы не распределены таким образом, чтобы каждый был на своих задачах. Мне рассказывали, как справку пытались получить, молодая семья, для того, чтобы ребенка отправить в детский сад. И какие американские горки пришлось преодолеть семье, для того, чтобы получить эту справку. А все просто, нужно просто переписать маршрут человека. Вот это «одно окно», я уже ненавижу это словосочетание «одно окно», но сам по себе принцип – идеальный. Нужно стремиться к тому, что кто-то из журналистов, если готов, понимает в этом отношении на примере эту логистику выстроил бы. Может, нужно собраться и подумать о том, как это сделать? На примерах об этом нужно говорить. Потому что директор департамента здравоохранения и понимает, что скорее всего здесь собака порылась, как говорится, но как это сделать? Как навязать решение главному врачу, специалистам, которые работают в коллективе. Наверное, через то, что мы добьемся чтобы в этой больнице не было очередей к лору. Взамен у вашего ребенка будет классный преподаватель математики. Чтобы всем было понятно, что это все взаимосвязано.

Модератор: Спасибо, тема медицины касается каждого из нас, перейдем к другим темам. Вот у нас национальная редакция показывает свою газету, пожалуйста.

Раиса Решетникова, газеты «Ханты Ясанг» и «Луима Сэрипос»: Сегодня о вопросах жилья здесь говорили, я знаю, что более 3 тысяч жителей нашего округа из коренных малочисленных народов Севера получают субсидии. Но к нам обращаются с таким вопросом: будет ли возобновлен прием документов на получение жилищной субсидии, потому что сейчас прием заявлений приостановлен. На что надеяться нашим коренным жителям?

Н.В. Комарова: Когда задают такой вопрос, мне по-человечески хочется дать слабину и сказать: «Давайте продолжим собирать эти заявления». Ну а что, люди довольны будут, задал вопрос – получил ответ. Но ведь завтра он все равно будет спрашивать: «А когда мое право, мое заявление будет обслужено?». И это уже сложнее вопрос, одним словом не ответишь на него. Поэтому сколько можно рационально, для того, чтобы мы понимали, что задача осталась подъемная. Наверное, следует эту паузу следует подержать. Как только мы увидим, что участников программы оставшихся, не обслуженных конкретной субсидией, подъемное, не уходит на 5-7 лет, тогда будет смысл вернуться к этому. Возможно, другой механизм будет использован при этом. Но откроется прием заявлений, как вы сейчас говорите, для новых участников той или иной государственной программы. Можно вторым вариантом пойти кстати, просто я сразу реагирую на вас. Можно сегодня подумать об этих новых механизмах и запустить их – подготовить, обсудить, протестировать, согласиться и договориться о том, что вот этот механизм новый запускается после того, как в этой программе останется, я не знаю, ну 500 человек например. Мы же можем такое решение принять? Можем вполне, оно достаточно отработанное будет. Можно таким способом.

Модератор: Спасибо, продолжаем коллеги. Газета «Местное время».

Николай Молоков, газета «Местное время»: Уважаемая Наталья Владимировна, до конца года осталось совсем немного времени. На Ваш взгляд, какие наиболее значимые события уходящего 2017 года для региона и для вас конкретно?

Н.В. Комарова: Я так вообще считаю, Николай, что год закончился (смеется). Народ, события бегают туда обратно, некоторые на три километра вперед и уже возвращаются, потом снова бегут, успевают три раза пробежать. Какие наиболее знаковые события? Вы знаете, я так не отношусь к жизни, поэтому не могу выделить наиболее знаковое. Может быть не все отнесут к событию, кто-то это называет мероприятием, кто-то называет «что там произошло», но я могу оценить как событие – я под большим впечатлением от вчерашней встречи с молодыми людьми. И считаю, что и участие делегации в Сочинском форуме, и вчерашний отчет наших делегатов – это событие. Это событие, я объясню почему. Потому что оно имеет колоссальные эффекты, отложенные. Через много лет это может произойти. Вот мы вчера, кстати, познакомились с вашим земляком из Нижневартовска Виктором Ивановичем, он участвовал в кубинском фестивале в 1978 году. Это надо было слышать! Человек сформировал свою гражданскую позицию и всю свою жизнь последовательно ей соответствовал. И вчера он сказал о том, что Владимир Владимирович – наш Президент, его надо поддержать, потом поменять Конституцию, все раздать народу и будет все хорошо. Он всю свою жизнь это делал, не рассказы рассказывал, он это делал. Позиция такая твердая. Человек в 78 году подготовлен был к этому, у него все сложилось, и он всю свою жизнь делал эту работу. И остался верен себе. Именно поэтому я полагаю, что это событие в большой степени повлияло на этих молодых людей, которые там были и на тех, кого они в фокусе своем держат. Я ехала на открытие, встретилась, поработала с ними. Мы сразу договорились, что это не просто там «мне понравилось, я познакомился с кем-то», это набор идей, которые мы в проекты потом реализуем, а это ведь начало жизни. Именно поэтому я считаю, что это событие. Потому что большое количество судеб молодых людей, которые завтра будут нашей страной распоряжаться. Вами, мной и будущими поколениями. Это событие? Событие!

Потом. У нас работали два дня, одновременно с форумом «Югра многонациональная», делегация депутатов Государственной Думы РФ и Народного собрания Сирии – это событие. Мне не приходилось раньше встречаться с жителями, гражданами этой страны, Сирии. Я с ним встретилась, причем встретилась в очень сложный для этого государства период времени, когда многие люди раскрываются иначе или так как они есть на самом деле, когда судьбы переплелись у нашего государства и Сирийской Арабской Республики, и просто за руку подержать этого человека, услышать о том, что он думает на этот счет, начиная с того, что наш Президент Владимир Путин стал для них главным человеком в мире, во Вселенной, при этом без всяких оговорок на это счет, с одной стороны, с другой стороны шкурой почувствовать, как важно то, за что мы молимся и говорим каждый день, иногда даже забавны все эти истории. Когда мы говорим о том, что очень важно сохранить духовность. Они привели пример о том, что это не слово, что тогда, когда потеряли это впечатление государственной политики и возможность каждого человека, это стало тем кирпичиком, который выпал из основания, из фундамента и привел потом к тому, что его заместили бездуховные, безнравственные идеологией люди, которые навязывали и теперь по всему мир тиражируют. Ты видел живого человека, носителя, не я вам пересказываю и говорю, а вот он живой человек. И тогда мы с вами понимаем, что мы проводим фестиваль, например, «Культуры народов Российской Федерации», и это не только танец или песня, это духовность, это наша сила, это то, что защитит нас от конфликта и от того, что кто-то извне зайдет и навяжет нам свою линию поведения, свою политику, свои правила. Это событие? Это событие! Если говорить обо мне лично, то очень много жизненных событий, у меня большая семья, слава Богу жива мама, дети, работают, живут, общаются, внуки, братья, сестры, племянники, у каждого что-то происходит, от рождения детей до свадеб и так далее… все, как у вас, все, как у всех.

Модератор: Наталья Владимировна, Вы заговорили о Сирии, буквально одно уточнение, у нас есть вопрос федерального агентства РИА «Россия Сегодня», сегодня они не смогли приехать, они спрашивают о каких проектах в Сирии идет речь? Есть ли сроки, будут ли вложения инвестиционные со стороны Сирии?

Н.В. Комарова: Нет конкретных проектов. Это была первая встреча, но мы дали возможность, создали площадки для общения с предпринимателями в Ханты-Мансийске и в Сургуте. В Сургуте была возможность, потому что промышленный центр региона. У депутатов была возможность посетить крупнейшие предприятия автономного округа. Мы понимаем, что, безусловно, некуда деваться, сотрудничество в области нефтегазодобычи - это направление для обеих стран является профессиональным, хорошо разработанным, оборудование для этого бизнеса, технологии для трудноизвлекаемых запасов, подготовка профессиональных кадров. Господин Усама Мустафа в шутку сказал: «Возьмите тысячу наших студентов за ваш бюджетный счет». Я сказала, что мы готовы рассмотреть это предложение, но для того, чтобы принять тысячу студентов важно подготовить инфраструктуру для этого. Вопрос не в тысяче студентов, а в том, чтоб этой тысяче студентов дать лучшие по качеству знания и возможность овладения той или иной профессией. Для этого нужно время, поэтому мы готовы принять некоторое количество студентов, и наши ВУЗы уже имеют опыт международного сотрудничества, это направление остается для нас важным. Мы получили приглашение для посещения и работы в Сирийской Арабской Республике и, я полагаю, что уже на этом уровне контракта можно будет говорить о конкретных проектах.

Модератор: Спасибо, Наталья Владимировна. Давайте дадим слово представителям федеральных средств массовой информации.

Игорь Волосин, РИА «Ура.ру»: Наталья Владимировна, вопрос касательно программы «Сотрудничество». Есть мнения о том, что программа уже себя изжила. Могли бы Вы этот вопрос прокомментировать подробнее, есть ли у нее перспективы?

Н.В. Комарова: А чье это мнение, что она себя изжила?

И. Волосин: Мнение некоторых политологов. Мы готовим материал на эту тему. Хотелось бы узнать Ваше компетентное мнение.

Н.В. Комарова: Программа «Сотрудничество» - это современный инструмент, который регулирует взаимоотношения трех регионов, субъектов Российской Федерации: Ямало-Ненецкого автономного округа, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и Тюменской области. Дело в том, что в соответствии с законодательством Российской Федерации, автономные округа должны отчислять определенную часть налога на прибыль, которая собирается на нашей территории, в бюджет Тюменской области. И эти поступления в соответствии с программой «Сотрудничество» распределяются между тремя регионами в соответствии с договоренностями. Можно сказать о том, что простая и эффективная система, которая регулировала бы эти отношения, и на эту минуту самая эффективная возможность регулировать и расписывать взаимные обязательства на этот счет. С течением времени отношение к этому, как мы ранее говорили по другим вопросам, может измениться. Например, при изменении бюджетного законодательства. Сейчас уже много возможностей для того, чтобы осуществлять трансферты между бюджетами субъектов Российской Федерации. Можно говорить уже не о каких-то мероприятиях, а просто о закреплении реальных физических денег за теми или иными регионами без росписи на конкретные мероприятия. Это упрощало бы процедуры, и занятость чиновников Тюменской области, которые вынуждены работать на определенном этапе с обязательствами Ямала и Югры, потому что эти деньги находятся в их бюджете.

Владимир Меркушев, газета «Новости Югры»: В связи с последними событиями, когда были получены сообщения о ложных минированиях в крупных городах региона, среди населения ощущалась нервозность. Сегодня есть запрос от населения на увеличение уровня безопасности, защищенности. Одной из таких мер могла бы стать система «Безопасный город», дальнейшее ее развитие. В последнее время несколько компаний в Сургуте и Нижневартовске обратились с предложениями в управляющие компании. Они готовы заходить в дома, устанавливать системы видеонаблюдения. Но сегодня они говорят, что сталкиваются с сопротивлением управляющих компаний, которые не считаются с желанием жильцов улучшить безопасность дома. Просят деньги, дополнительные вложения в свою инфраструктуру и тем самым закрывают вход компаниям, которые готовы работать, обеспечивать безопасность. Возможно ли формирование общих рекомендаций, или проведение мероприятий, где эта тема могла обсуждаться?

И еще один вопрос в продолжение темы. В Югре прошел форум «Югра многонациональная». Эксперты много говорили о гармоничном развитии межнациональных отношении у нас, в Югре. Но это такая сфера, которая может вспыхнуть в любой момент. Как Вы считаете, насколько наш регион застрахован от таких крупных конфликтов?

Н.В. Комарова: В отношении усиления безопасности граждан. Действительно, у граждан есть колоссальный запрос на такого рода решения. Но я хотела бы предостеречь от необоснованных расходов сегодня на эти цели, особенно в той части, которая связана с приобретением инфраструктуры, установки каких-то видеокамер. Мы работаем в этом направлении. Это будет государственная программа, которую мы будем запускать в следующем году. Это будет единый программный продукт, единые требования к оборудованию, единая синхронизированная возможность, записывающее, принимающее и передающее информационное устройство, а, следовательно, один центр принятия решений. И обязательно - ответственный за принятие решений.

В этой связи сейчас на это нужно нацеливаться. Каждый муниципалитет в этом примет участие. И здесь очень важно, чтобы картинка с видеокамер, информация, шла к тому ответственному лицу, который примет решение и обеспечит безопасность или использует материал для установления виновного и обеспечит наказание виновных.

Здесь очень важно чтобы эта система была эффективна и в бюджетном смысле. Важно, кто и за что будет платить. Важно избежать излишних расходов на этом неподготовленном этапе. Спасибо, что Вы задали этот вопрос. Попрошу коллег, чтобы помогли Вам, предоставили информацию чтобы заинтересованные лица понимали, что происходит. О мошенниках на этом рынке говорить не станем. Будем считать, что у нас нет такой беды. Хотя, я вас предупредила.

В отношении национального мира и угроз этому миру. При всем при том, если говорить о социологических исследованиях, то они у нас в регионе позитивные. Со знаком плюс и по доверию, и по тревожности. В других регионах, при более высокой базе динамика отрицательная. Во - первых, мы устойчивее. И второе, все в наших руках. Все в наших руках.

У нас с вами сколько русских? Поднимите руки. Большинство. Сколько украинцев? Другие национальности? И другие есть! У нас в регионе проживает более 120 национальностей. Как бы сказать… Редко какой регион, какая страна может похвастаться таким опытом дружественного соседства, как наш регион и страна. И это не просто проживание дагестанца, украинца, татарина… Это не только охота, рыбалка. Это колоссальная совместная работа, дело, которое сделано здесь, на нашей земле. Здесь сотни тысяч людей 50 лет делали общее дело, приехали со всего Советского Союза. Вы не поверите. Вы будете в Москве и… увидите знакомых. Я буду идти по Баку, Ивано-Франковску и мне будут говорить: «Здравствуйте, здравствуйте….». Мы сделали большую работу, огромное дело. Работали независимо от того, человек какой национальности рядом с тобой. Это колоссальный опыт. Им нельзя пренебрегать. Это наше главное богатство. Я полагаю, что это прививка от катаклизмов на этом пути. Но на этом пути ничем нельзя пренебрегать. Ничего нельзя допускать. Нельзя допускать косого взгляда на того, кто перекрестился по православному, или на того, кто зашел в мечеть. Не это должно быть мерилом того, как мы относимся к конкретному человеку. Умеешь ты хорошо делать свою работу или нет? Хороший ты человек или нет? Способен дружить или нет? И так далее. Но все остальное мы с вами сделали уже: и жилье полицейским даем и оснащаем наши школы и педагогов подготавливаем, чтобы они хорошо учили, потому, что необразованный человек – это то же, что называется база для подобного рода происков и желающих занять эту нишу и т.д. Все это будем продолжать. Мы размышляем, советуемся, принимаем решение, в принципе добиваемся этого, но мне кажется, что базовое это все-таки то, что каждый из нас эти вещи понимает, и понимает, что это реально от тебя зависит.

Дмитрий Пахоруков, радио «Серебряный дождь» в Ханты-Мансийске: Я хотел задать вопрос на тему, которую говорили практически в течении всего года, с момента трагических событий в декабре 2016 года. Эта тема как ни одна другая в течение всего года освещалась всеми средствами массовой информации местного, регионального, федерального уровня. Наша редакция в день трагедии, на следующий день ежечасно освещала события, готовили репортажи. Югорчане, наверное, отметили и оценили то, что Вы как губернатор готовы по первому зову прийти на помощь. И по-прежнему эта тема привлекает внимание читателей, слушателей, зрителей, в связи с судом, который идет. Случившееся обнажило проблему безопасности наших дорог, опосредованно это обстоятельство повлияло на рынок внутреннего туризма, ни для кого не секрет, что главными потребителями рынка автотранспорта, в первую очередь, являются жители Югры, в отдельную категорию потребителей выделить – школьников. После трагедии многие школы отказались от проведения экскурсий для школьников, снижение турпотоков учащихся отметили работники музеев отдалённых территорий нашего округа. Рынок транспортных услуг начал приспосабливаться, начал обновление автопарка, закупать автобусы, предназначенные специально для перевозки учащихся, оформляют необходимые документы, подавать уведомление в ГИБДД, увеличились патрули на трассе Ханты-Мансийск - Сургут, мы тоже это отметили, в этом году стала существенно обновлена дорога, сделано все чтобы она стала безопасной, тем не менее администрация образовательных учреждений по прежнему отказывают родительским комитетам, родителям возможности отправлять детей на экскурсии, руководствуясь собственными представлениями о том как это должно быть. Как вернуть уверенность людей в безопасности наших дорог в городах Югры? Ежегодно много интересных мероприятий событийного туризма. Например, «Ханты-Мансийск – Новогодняя столица». Сегодня рассчитывать на то, что столицу округа посетят все желающие дети по обозначенным причинам не приходится. Вы знаете, что круглогодичное сообщение между Ханты-Мансийском и Сургутом осуществляется только автомобильным транспортом - альтернативного сообщения нет, уже давно между городами отсутствует воздушное сообщение. Круглогодичность, безопасность и практически всепогодность авиатранспорта может стать альтернативой загруженному автомобильному пути, избавив от рисков и аварий, мобильность югорчан, развитие выездного корпоратива, делового и внутреннего туризма могли бы принести дополнительную выгоду авиакомпаниям, главное предложить разумную цену, летать на отдых чартерами, что мешает и по округу летать воздушным транспортом? И главный вопрос: сделали ли мы все, чтобы минимизировать случайности? И если произойдет что-то непредвиденное, Вы готовы своевременно прийти на помощь? Сделать дороги по Югре безопасными – сегодня наша первостепенная задача в память о погибших детях, чтобы подобной трагедии впредь никогда не повторилось. Как вопросы транспортной безопасности будут отражены в Вашем послании и какие шаги власти округа еще планируют предпринять в этом направлении? Спасибо.

Н.В. Комарова: Я не буду привязываться к обращению губернатора, которое состоится 23 ноября 2017 года, иначе зачем на встречу собираться, но на все эти вопросы постараюсь дать максимально исчерпывающие комментарии. Первое, муниципалитеты приняли решение о том, что целесообразно учитывать то обстоятельство, что в настоящее время нет нормативных документов федерального уровня. Зафиксировано, что сопровождается автомобилями ГИБДД не менее 3 автобусов, которые занимаются перевозкой организованных групп детей, т.е. в каждой группе не меньше 8 детей, это право действует на федеральном уровне. Для того, чтобы его максимально учесть при организации этой работы, муниципалитеты приняли решение проводить общую закупку услуг по направлениям «запад-центр-восток», аукционы размещены – обратите внимание на них. Все муниципалитеты разместили свою конкурсную документацию на этот счет, объединяются усилия муниципалитета в такой зональности и делается общая закупка, что даст возможность приобрести услугу от организации, которая имеет подготовленный персонал, соответствующий требованию для того, чтобы управлять таким транспортным средством, наличие автотранспортного средства, которое соответствует требованиям, установленным нормативным документом и есть вся инфраструктура на этом предприятии, которая обеспечит выполнение контракта . При этом контракт будет заключаться на 3 года.

Трехгодичный контракт – гарантия того, что вложения будут сделаны не зря, и в течении трех лет, по крайней мере, они будут окупаться в соответствии с действующим заказом. Это первое. Вторая часть. В ближайшее время закончится работа по формированию общего окружного, разбитого по муниципалитетам плана мероприятий по каждому направлению: образование, культура, спорт. Что это такое? Это документ, в котором всем будет понятно, на что заложены деньги, в том числе и на транспортные расходы. При этом остается право или возможность каждому учреждению организовывать дополнительные перемещения детей. 4 декабря – это как раз этот случай. Здесь важно действовать по закону. Что я имею ввиду? Начиная с того, что деньги, которые родители захотят потратить на это мероприятие, эту поездку должны идти не в карман тренера, руководителя учреждения, а в кассу этого учреждения. А как только они приходят в кассу, начинают действовать те документы, о которых я сказала выше. Осуществляются торги, и таким образом обеспечивается безопасность и ответственность. Мы добивались того, чтобы в каждом документе, в каждом уставе учреждения это было оговорено, и родительское сообщество понимало, что они за это тоже отвечают. И для этого есть законом обеспеченный механизм. Вы знаете, у закона колоссальный задел прочности. Мы поправили огромное количество нормативных документов, расписали более подробно, практически пошаговое движение каждого чиновника, служащего, педагога, тренера в организации того или иного процесса. И это будет выполняться. Это будет настольная книга, а не просто – написали и положили. Мы, если помните, вводим аттестацию ответственных должностных лиц, и они ежегодно будут проверяться на соответствие их знаний. Очень много приняли решений таких как, может быть прежде они были по умолчанию, по другим законам. Вы правы, действительно в этом году федеральные дороги и региональные в большом объеме отремонтировали. У нас одна из высоких в РФ доля дорог регионального и федерального значения, которые соответствуют нормативам. Большой объем ресурсов был выделен и даже может не столько объем ресурсов, сколько то, как они были распределены. Я сама езжу по этим дорогом и вижу, что они действительно отремонтированы. Это совсем другого уровня и качество безопасности дороги. Есть такая история, которую мне часто рассказывают, что у нас такое количество ДТП, потому что у нас хорошие дороги. Ну что, давайте перекопаем. Не это причина! Причина в нашей культуре, уважении к своей жизни и жизни других людей.

Модератор: Про воздушный транспорт? Точнее: мы летать будем?

Н.В. Комарова: Про воздушный транспорт. Хорошо, что Вы задали этот вопрос. Я дала поручение авиакомпании и департаменту дорожного хозяйства и транспорта округа подготовить предложения о межмуниципальных авиаперевозках. Потому что я полагаю, что мы не эффективно используем имеющийся потенциал в автономном округе. У нас три международных аэропорта. Нет ни в одном регионе ничего подобного, это надо отметить. 8-10 аэропортов и площадок, которые могут принимать воздушные суда высокого класса. Этого нет ни в одном регионе РФ. И при этом, совершенно верно, доступность всей этой инфраструктуры минимальная. Поэтому я и дала поручения о том, чтобы мы переформатировали и заявила, что за это мы готовы нести расходы из бюджета.

Александр Коровин, телекомпания «Самотлор»: В Нижневартовске в следующем году собираются полностью снести балки, остается такая проблема, как деревянные двухэтажки, которые расположены в центре города. Как из расселить?

Н.В. Комарова: Для Нижневартовска это приоритет, потому что на самом деле речь идет о принципе, о котором я говорила выше. Определились с проблемой, сконцентрировались и сделали это. Это по последним данным. Недавно Василий Владимирович Тихонов говорил о том, что там осталось 9 двухэтажных деревянных строений, которые относятся к аварийным, а часть из них находится в зоне постройки развития застроенных территорий. Мы, безусловно, поддерживаем муниципалитет для того, чтобы Нижневартовск ушел из реестра тех муниципальных образований, где есть аварийное жилье или, как в этом случае, деревянное. В отношении балков – да, действительно, были взяты обязательства, определены приоритеты. Мне тоже здесь подход непонятен и, скорее всего, как я считаю, наиболее приемлемый, решили вопрос – забыли. И все ресурсы, которые предполагаются, бросаются на следующую программу. Это в отношении Нижневартовска у меня хорошие ожидания, позитивные ожидания по решению

Александр Коровин, телекомпания «Самотлор»: И второй вопрос. Возможно ли строительство межмуниципального полигона по утилизации коммунальных отходов рядом с Нижневартовском?

Н.В. Комарова: Да, конечно, он в плане. Среди 5 полигонов, на которых предусмотрена переработка – Нижневартовск, Нижневартовский район и Мегион. Он сейчас занимается отводом земли и прочее, но власти все при муниципалитетах принимают документы и, надеюсь, что скоро выйдут на соответствующий этап.

Ирина Поторочина, «Няганский телеканал»: В округе принята стратегия экономического и социального развития до 2030 года, в которой предполагается создание 8 агломераций. Нягань туда тоже входит. В целом сейчас на каком этапе реализация, чего стоит ожидать по окончании?

Н.В. Комарова: А зачем чего-то ожидать? Мы ничего не ждем, мы делаем. Хороший вопрос. Есть смысл активнее его обсуждать, это перспективное направление, потому что оно задает возможности для консолидации, для потенциала. Одно дело, когда это только Нягань, другое, когда потенциал Нягани соединяется с потенциалом Октябрьского района, еще каких-то муниципалитетов. Или, представьте себе, потенциал Сургута и Сургутского района. Это же уже просто так – мама не горюй. А при таком подходе, когда всем это понятно, и каждый шаг точно нивелируется и распространяется на каждого человека, чтобы независимо от того, в Сургуте он живет, или в Белом Яру, Солнечном, все понимали, о чем идет речь. Очень важно подготовить площадку и среди вопросов, относящихся к подготовке площадки, вопросы, связанные со сносом авариного жилья, особенно избавление от балков. А чего тут сказать о Ханты-Мансийском районе, он напрашивается? Город ограничен в черте, одновременно нуждается в площадях по развитию да того же жилищного строительства. Речь же не идет об объединении муниципалитетов, речь идет об объединении ресурсов, о потенциалах даже. На договорных условиях и так далее и тому подобнее. Начиная с этого дня, начинаем развивать эту тему и подготавливать друг друга к такому решению. Нужно хорошо посчитать, посмотреть на состав этих агломераций. Больше плюсов, на мой взгляд, чем может быть рисков. Безусловно, в каждом решении они могут быть, но наша задача, во-первых, все их увидеть, во-вторых, создать защитные меры и следить, чтобы они ни в коем случае не проявились. Очень хороший вопрос, перспективный. И не я его задала. Спасибо Вам.

Владимир Бебех, газета «Московский комсомолец-Югра»: Вопрос касается образования, мы уже касались этой отрасли. С этого года запущен сертификат дополнительного образования. Идея очень хорошая и стоимость достаточно солидная – 35 тысяч рублей средняя цена такого сертификата. Однако, только до 10% родителей воспользовались этим сертификатом. Существует еще проблема и в календарном периоде. Сертификат действует с января по январь следующего года, а учебный год начинается с сентября и, соответственно, длится до конца мая. Если сертификат не успеть использовать, получив в начале года учебного, до конца календарного года, то он у вас теряет силу. Здесь существует определенная проблема, плюс еще, возможно, рынок недостаточно сформирован, может, просто еще недостаточно организаций лицензированных, или какие-то другие проблемы?

Н.В. Комарова: Организаций достаточно, по крайней мере, количество их не сокращалось в отношении того, что было в предыдущем периоде. Хороший вы вопрос задали - срочность этого сертификата. Понимаете, в чем дело, мы пошли в начале эксперимента на этот годичный срок исходя из того, что молодые люди нередко меняют свое мнение, отношение, и каждый из них не задерживается, например, в секции по плаванию, походил туда, поплавал. До свидания, я не хочу плавать, я хочу заниматься музыкой, например, освоить гитару. И так далее. Пошел на гитару, туда-сюда. Пойду-ка я на шахматы. Это преференции детства и молодого возраста. Каждый из нас этим попользовался, почему они не могут. Но если человек все-таки не ошибся в своем выборе, или родители ему правильно подсказали, то тогда излишняя волокита в отношении того, что каждый год нужно переоформлять этот сертификат, независимо от периода образования. Но какие-то виды дополнительного образования четко обозначены в перечне, например, музыка – 5-7 лет. Тем более, что в данном случае речь идет про 2 недели, чтобы все знали. 2 недели, даже если вы передумали, мы оплачиваем из бюджета. Первые две недели. Это чтобы всем был понятен уровень ответственности, это могут быть выброшенные бюджетные деньги. Поэтому срок минимальный – 2 недели. Все остальное – это уже в зависимости от того, пошел ты или не пошел. Это первое. Второе. Мы долго на этот счет рядились и решили, что все-таки, хоть это и сложнее, организовать возможность несколько сертификатов получать и использовать, чтобы ребенок был занят в нескольких видах дополнительного образования. Это тоже предусмотрено и зафиксировано. Я написала тему, касающуюся периодичности, потому что всегда борюсь за то, чтобы всегда как можно длиннее было и востребованнее. Это очень важная вещь, и ее нужно максимально исключать. А еще одновременно протестируем, только еще подумаем, в каком цикле, чтобы люди не ходили и не толпились у столов начальника для получения сертификата. Вы правы. Мы выдали около 70 тысяч сертификатов, из них обналичены около 30 тысяч. По сути 10% от всего количества детей. Но это немало, это большое количество. Будем надеяться, что мы правильный путь выбрали, главное, чтобы все эти неоправданные ошибки можно было бы просто убрать и дальше двигаться с этим учетом. Я думаю, что все-таки это будет эффективным, потому что в данном случае реально это механизм, который обеспечивает движение бюджетных ресурсов за потребителем, а не наоборот.

Вероника Павлова, ТРК «Лангепас+»: К сожалению, не так давно Лангепас в негативном ключе прозвучал на федеральном уровне в связи с проблемой обманутых дольщиков.

Н.В. Комарова: Очень хорошо, что вы так строго к себе относитесь. Вы же сами рассказали о своем городе в негативном ключе, не кто-то же сказал об этом, а сами жители. С одной стороны, это хорошая вещь, правильная, когда мы видим в своем глазу соринку. Хотя понятно, что у палки 2 конца. Одни сказали – о, хорошо, что мы так прозвучали, а другие – у нас такой город замечательный, а мы в таком свете… ничего страшного…и?

Вероника Павлова, ТРК «Лангепас+»: С недавнего времени в нашем городе появились такие люди – обманутые дольщики. Хотелось бы узнать, могут ли они рассчитывать на какую-то помощь окружным властей. Если да, то насколько она реальна?

Н.В. Комарова: Поразительный эффект, когда журналисты задают такие вопросы, иногда можно даже в отчаяние впасть. Дело в том, что казалось бы, проведена масштабная работа - по количеству бумаг, совещаний, заседаний и так далее. Это действительно так. У нас в Югре действует система поддержки граждан, попавших в ситуацию с невыполнением договорных обязательств, участвующих в долевом строительстве, в данном случае - жилья. И в Лангепасе тоже, если я не ошибаюсь, 14 человек в реестре обманутых дольщиков. В Лангепасе непростая ситуация. К чему я это говорю, что в отношении каждого из этих объектов, где есть долевое участие граждан, свое решение. Потому что везде разные ситуации. Так вот, в Лангепасе решение состоит в том, что подыскивается заменитель базовому инвестору, и он обеспечит достройку этого жилого дома, после чего каждый получит то, за что заплатил. В Нефтеюганске, например, один из домов. Мы там оказываем помощь гражданам в оформлении документов владения на свою долю. В декабре мы закончим эту работу, и еще какое-то количество дольщиков уйдет из реестра в связи с выполнением этих мероприятий, направленных на удовлетворение прав долевого участия по данному конкретному проекту. И так далее. В Ханты-Мансийске есть такие, в Сургуте, в Нефтеюганске, Лангепасе и Октябрьском районе. 5 муниципалитетов, где проживают граждане, участвующие в долевом строительстве, и при этом соответствующие условиям в отношении признания их пострадавшими и включенными в реестр. Служба по жилстройназору считает, что у нас в регионе 11 объектов с такими рискованными показателями по ходу выполнения контрактных обязательств. Каждый из них наблюдается, в отношении каждого из них принимаются соответствующие решения. В Октябрьском районе вообще уникальный случай. Двойной позор на нашу голову, что называется. Там еще умудрились принять в эксплуатацию объект, который не соответствует ничему. В 11 году отменили это решение о принятии его в эксплуатацию, и в то же время в 17-18 квартир заселили. И люди живут в просто невероятных условиях. Мало того, что дело в принципе, потому что документы не оформлены, и объект не введен в эксплуатацию, так там еще и проблемы сумасшедшие. Сделали проверку, установили эти факты, оформили, как положено, и сейчас в режиме чрезвычайной ситуации в Приобье расходуем бюджетные деньги для того, чтобы людей переселить в безопасное жилье. Вот поэтому в каждом случае это отдельное решение.

Екатерина Гордейко, телеканал «Первый Советский»: Мы обозначили тему, что она должна касаться всех югорчан, должна быть острой и интересующей всех. Но, как говорится, своя рубаха ближе к телу, поэтому я хочу задать вопрос по Советскому району. Последние время к Советскому району применялся ряд мер бюджетного принуждения. Я понимаю, что эта мера должна принудить чиновников работать, но советчане очень беспокоятся, что это в первую очередь скажется на их жизни. У нас не строится жилье, а если строится – не выкупается, у нас есть проблемы с инвестиционными проектами и ряд других вопросов, которые беспокоят всех жителей. В частности, больницы, но по ним вопрос начал решаться положительно. Это первый. Второй - немного к первому привязан. Во время последнего приезда в Советский район вы сказали о том, что пора бы здесь уже вводить ручное управление. Хотелось бы уточнить, что вы имели в виду, существует ли такая практика в других муниципалитетах, и как это поможет чиновникам работать и активизирует местную власть.

Н.В. Комарова: В отношении фразы «пора вводить ручное управление» - вряд ли я именно так сказала, поэтому вы уже восприняли так. Скорее всего я высказалась о том, что в данном случае объем проблем, которые там были в управлении накоплены, что требуют ручного управления и участия в том, чтобы все расставить по местам. Да, есть такая форма бюджетного принуждения, потому что речь идет о том, что были вложены колоссальные средства из окружного бюджета в бюджет Советского района на выполнение обязательств по инвестиционным проектам, по обеспечению жильем граждан. И все эти ресурсы, в большом количестве, до потребителей не дошли. В этом случае продолжать вбрасывать туда бюджетные деньги тогда, когда основание не расчищено, по-моему, просто нельзя. Это называется бюджетное принуждение. В этой связи мы приняли план действий чиновников для того, чтобы расчистить это поле, в том числе и передача соответствующих материалов в правоохранительные органы. После этого на чистые бюджетные полочки вносить новые, для того, чтобы они уже были направлены не на погашение неоправданных и незаконных обязательств, а на реальные квадратные метры жилья и так далее, и тому подобное. Советский сам по себе там тоже прозвучал в контексте, связанном с тем, что местные органы власти не выполняют своих обязательств перед бизнесом. Бизнес построил квадратные метры, а власти не заплатили за них, хотя подписывали все. И это редчайший случай вообще для нашего региона, он особенный, там в Советском игра такая – взять обязательства, оплачивать их даже, и не выполнять. Или – а нам надо еще 400 миллионов, тогда мы вот это купим. Ну нате 400 миллионов. Мы это не купили, но мы вот это купили. Дайте нам еще миллиард, тогда мы вот это купим. И так далее. Такая забава. А вы говорите. Конечно, надо уже вручную все это разводить. Хочу сказать, что это уникальная вещь вообще, никто в мире до этого не додумался, но порядок нужно довести. И в этой истории очень важно участие граждан, потому что это должно быть уже подконтрольно. Вы поймите, это местное самоуправление. Этим вы должны управлять, а мы, региональные власти, условия для вас создать, инструменты вам дать. Нужно платить – не вопрос. Некуда деньги дать. Фонд «Жилище» - банкрот, как банкроту дать деньги, вы же знаете, куда они пойдут – на оплату налога в первую очередь, зарплаты и прочее, прочее. А инвестору – закупщику они не придут эти деньги. Ну, и так далее. Этим надо управлять. Причем, органы власти же есть. Все сформированные, все у нас в законе. Здесь очень важно соответствующим образом действовать. Имейте в виду, пожалуйста. Не было задачи ни в коем случае наказать человека. Каждый раз, принимая то или иное решение социально-бюджетного принуждения, мы оценивали, как это заденет конкретных людей. Если вы обратили внимание, некоторые объекты выкуплены и мероприятия по благоустройству проводятся, и котельные, которые запланировали тоже по странной схеме, но, тем не менее, до ума доводятся, вводятся в эксплуатацию, дают тепло сейчас и так далее. Безусловно, тот приоритет, о котором вы говорили, он соблюдается, и у нас совпадает. Ни одна мера бюджетного принуждения и еще каких-нибудь санкций не должна распространяться на людей. Ну что мы, Соединенные штаты Америки что ли по отношению в Советскому району? Это они говорят, что вводят санкции против политики и еще чего-то. На самом деле против народа. Я все время говорю, когда общаемся с иностранными коллегами - я даже слушать не хочу, говорю, ни про какие санкции, потому что вы против меня что-то имеете? Нет, не имеем. А я под санкциями. Я же страдаю. Как? Вот так, вот так и вот так я страдаю. Поэтому естественно, это не наш путь, не наша политика и Советский район - это наш муниципалитет, и ни один человек не должен остаться без внимания, также, как проживающие в любом другом муниципалитете.

Александр Мальцев, журнал «Югра»: В декабре югорчане увидят новый выпуск нашего журнала. С этого года выпуски будут краеведческой направленности, и это только начало. Уже сегодня историки Югры высказали желание подготовить академическую историю Югры и предполагается, что она будет включать в себя 7 томов – от археологии Югры в 11-13 веках, средние 16 века, в 1917 году, после распада СССР и, безусловно, Югра современная. Предположим, что уже все тома написаны - какой бы том Вы захотели открыть первым?

Н.В. Комарова: Я с начала всегда. Я знаю, что есть среди нас читатели, которые открывают книжку и смотрят, что там в конце, чем все закончилось. А я читаю от начала и до последней страницы. В таком порядке. Не знаю, может, она будет так оформлена, что я поменяю свое отношение к этому, может предисловие или отношение авторское меня заинтересует, я посмотрю. Но, как правило, это с первой страницы до последней. Тем более, что это для меня будет очень новой пищей, большинство югорчан, скорее всего, много чего для себя откроют.

Елизавета Гутовская, радио «Югра»: Со следующего года в России стартует 10-летие детства. В Югре сформирован план на ближайшую 3-летку десятилетия детства. Как мероприятия этого плана увязаны с концепцией развития добровольчества, которая также утверждена в Югре? И второй вопрос от радиослушателей. Скоро новый герб у нас появится. Проходят интересные открытие лекции о геральдике. Вот слушатели и спрашивают – зачем Югре новый герб?

Н.В. Комарова: Начну с вопроса относительно нового герба. Нет такого символа автономного округа. Дело в том, что я узнала об этом, не могу сказать, что случайно, когда мы разбирались с Геральдической палатой о том, насколько наши символы в законном порядке зарегистрированы и определенным образом могут использоваться. Выяснилось, что геральдическая палата РФ наш герб не зарегистрировала, потому что в нем есть детали, которые не соответствуют геральдическим правилам. Таким образом стало понятно, что надо работать с этими символами. Я очень рада, что большое количество югорчан заинтересовалось этим проектом и участвует в нем. Я даже не буду сейчас предвосхищать свое мнение, позицию, пусть это будет народное творчество, или, в данном случае, народная работа. Это очень важный символ нашего региона и очень важно, чтобы как можно большее количество людей свое мнение в отношении него высказало. Поэтому у нас не новый герб. Никто ничего не меняет, не отменяет и тому подобное. Мы работаем над тем, чтобы наш герб соответствовал геральдическим требованиям, которые сформированы и сформулированы в РФ с тем, чтобы и наш герб был включен в соответствующий реестр. Вот мы сейчас и выполняем эту работу. Это первая часть вопроса. Я лично так отношусь к данному событию.

Второе. Все наши решения, касающиеся проведения Года здоровья, Года экологии в Российской Федерации, Десятилетие детства и прочие концептуальные решения они увязаны друг с другом, иного пути не существует. Я настаиваю на том, чтобы мы так мыслили, чтобы мы так работали, чтобы мы именно такими принципами руководствовались, потому что вот это награждение отраслевое оно точно снижает эффективность того, что мы делаем. Волонтерское движение оно же пронизывает все сферы деятельности. Безусловно, всё то, что мы концептуально определили, важно и нужно для развития волонтерского движения, находит отражение во всех направлениях, которые мы свами так активно разрабатываем на том или ином этапе. Почему, на тематике какой-то останавливаемся, зацикливаемся и посвящаем огромное количество времени и усилия тратим на это, для того чтобы вытащить эту тему, для того чтобы её полностью изучить, разработать, создать новые условия, чтобы она какое-то время сама себя воспроизводила, сама себя обслуживала. Затем снова можно вернуться к ней, потому что изменились внешние обстоятельства и ещё что-то. Мы её ревизируем с вами, налаживаем под современные требования и возможности и дальше запускаем на следующий период. У нас следующий год такой тоже очень насыщенный, знаковый, и федеральная повестка знаковая, и наша региональная, местная, так что скучно не будет.

Модератор: Кстати, каким будет следующий год, мы сейчас определяем, идёт обсуждение до 15 ноября, надо присоединяться. Результаты озвучим 23 ноября. Коллеги, продолжаем.

Дмитрий Завьялов, телекомпания «СургутИнформТВ»: Вы сегодня уже сказали про возможную сургутскую агломерацию, но на пути к агломерации есть одна большая проблема. Появилась некая зона минимально допустимых расстояний до конденсатопровода компании «Газпром переработка», которая находится возле Сургутского аэропорта, и в эту зону отчуждения попали тысячи дачников и производственные объекты, в том числе сам аэропорт. Это парализует сейчас совершение каких-либо сделок с недвижимостью, с точки зрения здравого смысла не очень понятно, как это возможно, когда сотни объектов находятся под гнетом частной компании. Как могла сложиться такая ситуация, и как Вы считаете, как можно сделать так, чтобы этот конфликт был исчерпан и разрешен?

Н.В. Комарова: Известная тема, и я рада тому обстоятельству, что её взял на контроль Президент Российской Федерации, даны соответствующие поручения. Это непростая история, именно потому, что все решения принимались в соответствии с законодательством, действующим на тот временной период, в отрыве от комплекса отраслей права, которые так или иначе могли быть задействованы здесь. В данном случае принималось решение о размещении конденсатопровода, земельное законодательство и еще какое-то, но при этом не рассматривался Гражданский кодекс, и никто не посмотрел, не подумал о том, что там еще люди живут в этой зоне. Потом приняли решение, уже позднее, о мерах безопасности, определили категорийность объекта, от этого установили быстренько зону. Те, кто устанавливают эту зону, они не видят, на бумаге устанавливают её. Точку поставили. А то, что в реальной жизни это дачные поселки, индивидуальные жилые дома, этот человек, который эту работу делает в соответствии с законом и которая правильная, в это не вникает. Кстати, в дополнение этой темы, о которой мы только что говорили, всё должно быть связано, и мы не можем действовать, не понимая, как твоё решение раскладывается на другие решения, фактическое положение дел и так далее. Наверно есть еще огромное количество причин, которые приводят к этому коллапсу по сути своей, к такой запутанной ситуации. Нам внутри региона не хватало федерального участия в разрешении этой проблемы, и именно поэтому я сказала о том, что хорошо, что в данном случае это федеральный центр взял на себя поиск решения, как в интересах безопасности людей с одной стороны, а с другой стороны защита интересов других граждан, для которых это жилье возможно это единственное жилье, найти баланс, и интересы обеих сторон максимально сблизить.

Алексей Черенков, информационное агентство «Интерфакс»: Наталья Владимировна, чуть больше двух лет остается до начала шахматной олимпиады. Хотелось бы понимать, какие здания примерно могут появиться к этому событию, какие интересные события, чем может запомниться это огромное интересное мероприятие? Неоднократно чиновники Ханты-Мансийска заявляли, что эти здания планируется сделать социально направленными, чтобы они потом служили югорчанам. Так ли это будет?

Н.В. Комарова: Первое и главное: мы стремимся провести подготовительную работу таким образом, чтобы в отношении инфраструктуры, за исключением жилья, не попадал бюджетный ресурс. Поэтому мы с интересом сейчас рассматриваем весь пакет предложений, который бизнес-структурами, застройщиками предложены городу Ханты-Мансийску. Один из них, это развлекательно спортивный торговый и набор всяких помещений большой площади под одной крышей сооружение, которое на первом этапе, до того, как оно будет эксплуатироваться по назначению, можно провести шахматную олимпиаду. Дело в том, что со временем, мы в 2010 году принимали шахматную олимпиаду, всё развивается в этом шахматном мире, я хочу заметить, что была на шахматной олимпиаде в Баку. Количество участников выросло, требования ФИДЕ, соответственно, к местам проведения олимпиады уже повышает. Просят о том, чтобы это был, например, один зал площадью 10 тыс. кв.м. У нас такого в Ханты-Мансийске нет, во-первых, во-вторых, для государственных и муниципальных нужд нам такой не нужен. Именно поэтому и выбрали направление, о котором я говорю. Если есть у бизнес-структур какой-то интерес в Ханты-Мансийске для размещения каких-либо мощностей, которые можно было бы до выполнения по функционалу проектному использовать как площадку для проведения шахматных международных соревнований. Жильё – да, жильё мы будем строить, но не столько для олимпиады, сколько для того, чтобы регулировать жилищные вопросы в Ханты-Мансийске. В «Олимпийской» одна часть используется под гостиницу, во второй у нас там фонд специального назначения для пожилых граждан и для медиков. Полагаю, что у нас есть возможность и необходимость развития этой темы предоставлять другие помещения для этой части категории граждан неработающих, а эту свечку полностью отдать под гостиницу. Тем более, что мы с вами работаем над развитием такого бизнеса как туризм, и это крайне должна быть востребованная история для Ханты-Мансийска.

Модератор: Большое спасибо, Наталья Владимировна. Я вынуждена сказать, что пролетело так незаметно 120 минут. Наталья Владимировна, продолжим отвечать на вопросы?

Н.В. Комарова: Сколько еще есть вопросов?

Модератор: 15 вопросов.

Н.В. Комарова: 15 умножить на 2 - полчаса вы будете задавать вопросы, полчаса мне нужно отвечать. Очень быстро задавайте вопросы, я буду стараться быстро отвечать.

Модератор: Ханты-Мансийск, пожалуйста

Анатолий Корнеев, городской информационный центр: Наталья Владимировна, мне очень понравился сегодняшний разговор с точки зрения того, что мы не угощали друг друга шоколадом, а говорили о проблемах. Вы на предыдущих встречах всё время в конце года высказывали своё мнение по названию тематики будущего года. «Открытый регион» там голосует что-то, я там тоже отметился, но не согласен с их перечнем абсолютно. Я предлагаю, в будущий год давайте вспомним о самой незащищенной категории населения и назовем год заботы о стариках со всеми вытекающими из этого последствиями для власти. Теперь короткий вопрос. Наталья Владимировна, Югра вообще идет по жизни не только по шоссе, но и по ухабам. Скажите, пожалуйста, Вы в начале сказали самые значимые для себя события года. Скажите, а какие провалы этого года Вы могли бы назвать, и есть ли возможность над ними работать?

Н.В. Комарова: Да, конечно. Первое правило, которым я руководствуюсь в работе, это то, что нет вопросов, на которые нет ответа. И на это правило меня иногда серьезно закручивает, в том числе и на какое-то такое может быть предстрессовое состояние, когда не могу найти ответ. Я же знаю, правило работает без сбоев, есть вопрос, значит есть ответ, а его не могу найти. Другое дело, что сию секунду нет решения, завтра есть решение. Ну вот, например, я до сих пор не удовлетворена тем, просто мы уже эту тему обсуждали, я понимаю, что она важная, поэтому к ней возвращаюсь – я не удовлетворена тем, сколько мы не придумываем, какие решения мне не предлагают, я понимаю, что они неэффективные. Речь идет о вопросах, связанных с новой моделью обеспечения жильем граждан. Ну вот нет этого решения на эту минуту, но я знаю, что оно есть. И это касается любой темы, о которой мы сегодня говорили. Вопрос касался создания эффективной системы внутренних региональных авиаперевозок. Есть решение, я точно знаю. Но ответа у меня сейчас нет, в эту минуту. Вот такое у меня отношение, Анатолий, к подобным вещам. Вы не можете себе представить – я знаю, что кто-нибудь из вас, возможно, задаст мне этот вопрос – как мне было тяжело, пока я не нашла решение по поводу Фонда поколений. Чуть ли не каждую минуту я возвращалась к этому, это заноза, её нужно решить, ее нужно урегулировать, нет решения, мне все равно придётся это решение принять, я должна буду принять это решение. Так судьба распорядилась, что именно я должна буду принять это решение, так всё сложилось. У меня нет возможности уйти от решения этого вопроса, я должна найти ответ на этот вопрос. Это было очень тяжелое решение, и я несколько лет жила этим постоянно: решение, решение, решение, нужен ответ на этот вопрос, он должен быть, он не будет идеальным, он не понравится всем, но должен быть, это твоя ответственность, ты будешь готова отвечать, ты должна будешь дать ответ на этот вопрос. Дать ответ на тот вопрос, который, полагаю, надеюсь, он может быть один из самых эффективных и справедливых.

Модератор: Наверняка Вы сняли один из вопросов, который мог быть по Фонду поколений. Итак, продолжаем. Телевидение Нижневартовского района.

Екатерина Третяк, телевидение Нижневартовского района: В Нижневартовском районе на протяжении нескольких лет успешно реализуется программа строительства объектов социального назначения, не долгостроев. Насколько этот показатель важен при распределении окружных средств муниципалитетам на строительство?

Н.В. Комарова: Очень важен, и не только эмоционально, но и нормативно закреплен. И обращаю внимание всех тех, кто занимается созданием долгостроев. В соответствии с каждым будут распределяться финансовые ресурсы из окружного бюджета на капитальное вложение в муниципалитеты. Вы обратили внимание, что за последнее время мы делали акцент на развитие муниципальных образований. Не было ни одной деревеньки, где бы что-нибудь не строилось. Это была политика. Прошу обратить внимание, что при этом люди не должны страдать. Поэтому мы будем находить другие способы и возможности решения данных проблем, но давать деньги нерадивым ответственным должностным лицам точно не будем. Это правильная линия поведения муниципалитета, и мы её будем поддерживать.

Ольга Карпенко, газета «Сургутская трибуна»: Здравствуйте, Наталья Владимировна. У меня вопрос касается людей с ограниченными возможностями. Одно из знакомых событий в этом году это принятие Концепции поддержки детей с расстройствами аутистического спектра. Событие действительно важное, поскольку наш регион является одним из первопроходцев в числе регионов России, мы одни из первых это делаем. Насколько активно сейчас подключились муниципалитеты, города, есть ли конкретные уже шаги, решения этого вопроса. Что принято?

Н.В. Комарова: Это востребованная тема, и можно было бы непросвещенным из нас югорчанам сказать, что это за вопрос, да кому он нужен, кого он волнует, кого он там касается, небольшого какого-то количества людей. Эффект превзошел все ожидания, и было очевидно, что это тема, которая нуждалась в разработке, тем более, что мы в данном случае обеспечиваем деятельность и в отношении детей, и в отношении уже взрослых людей с такими отклонениями. Это имеет значение. Как правило, это талантливые люди. Это люди, способные выполнять какую-то работу, но исходя из того, что общество не готово к этим вопросам, они просто не могут себя реализовать. Если мы обратим внимание на статистику, то увидим, что все больше и больше детей рождается с такими отклонениями. Чтобы было понятно, что всеми вопросами-проблемами надо заниматься, могу сказать не я, а эксперты западных стран, проведя соответствующую аналитику, делают выводы о том, что наступит время, когда именно таких людей будет больше, чем нас с вами. То есть это не будет отклонением, отклонением будем мы с вами, а нормой будут именно такие люди. Следовательно, нужно всю систему сегодня налаживать для того, чтобы мы завтра были готовы к разным таким «мы». Больше народа будет подключаться: чиновников мы обучаем, программные продукты мы изучаем и выбираем, какой из них наиболее эффективный, в Сургуте создано учреждение, которое настроено на таких детей. Это большая-большая работа. Мы в начале пути, нужна системная работа, и одним документом мы не отделаемся.

Денис Набойщиков, филиал ВГТРК «ГТРК «Югория»: Наталья Владимировна, наблюдая за Вашей работой и работой правительства, можно сделать вывод, что Вы стремитесь быть первыми среди субъектов РФ. В Югре создаются, так называемые, пилотные площадки для реализации и обкатки проектов... Мы знаем, что быть первым в спорте - значит победить, а что значит быть первым в политике?

Н.В. Комарова: Все-таки вопрос не в лидерстве. Я может быть вас разочарую. Здесь важнее сделать, достигнуть результата, реализовать то, что задумал, больше того, чтобы это пригодилось людям. А то бывает, знаете, ты делал, а людям это не надо. Поэтому здесь не вопрос лидерства среди регионов, хотя это всегда важно. В команде работают разные люди - для кого-то пряник, для кого-то кнут, для кого-то важно поставить на целевую точку первое место, для кого-то важны деньги, не будет ли уволен с работы. Мотивация у людей разная. И все мы – команда. Команда - правительство, муниципалитеты. Весь регион – мы все – команда. Я одна ничего не сделаю, что бы я там ни придумала гениального. Моя задача – вовлечь в проект как можно больше людей, во-первых, они умнее меня, во-вторых, профессиональнее, я не могу быть во всех вопросах докой. Поэтому приоритет – не место в рейтинге. Здесь очень важно сделать. Оно все равно откликнется. Если спросите моих коллег, они вам скажут. Например, "Сделай вот это. Не сделал. Почему не сделал? Потому что вот так вот... Подожди, а в Томской области сделали? Сделали. О чем мы говорим? Не о чем говорить, иди делай». Хочу сказать, что это просто пример того, что можно делать все, что ты задумал и не стесняться посмотреть, кто это сделал уже, кто это сделал лучше, чем ты.

Дмитрий Косолапов, группа «Типичная Нягань» в социальной сети «ВКонтакте»: Меня зовут Дмитрий, я администратор группы «Типичная Нягань». Наших подписчиков интересует вопрос...

Н.В. Комарова: Кто ваши подписчики? Они нас тоже интересуют. Сколько у вас подписчиков?

Д. Косолапов: 20 тысяч. Нас интересует, когда в нашем городе, довольно-таки успешной Нягани, появятся такие социально значимые объекты: технологический колледж, театр и, конечно же, вокзал.

Н.В. Комарова: Мне стыдно отвечать на Ваш вопрос. Так и передайте своим подписчикам. Этот вопрос из тех тем, которые мы уже обсуждали, касается дурной привычки плодить долгострои. В эту минуту я Вам откровенно говорю, этот вопрос из тех, о которых говорил Анатолий [Корнеев]. Решения приняты, но эффект еще не принесли. Слишком сложная история. И железнодорожный вокзал Нягани, не знаю, сколько там уже тянется, с 2008 года что ли, и театр, я пришла в 10-м году, он был закончен, а зайти нельзя было. Был составлен акт о том, что его нельзя эксплуатировать, 450 раз переделывали проектную документацию. Решения есть, будем делать все для того, чтобы они были воплощены и привели к результату. Заранее могу сказать, что особого удовлетворения от качества принятых решений у меня нет. И я вижу большие риски, что когда они будут выполнены, что мы достигнем результата. Но они на рабочем столе, что называется. Они из тех вопросов, на которые я ищу ответ.

Ирина Неплюева, интернет-газета «Правда УрФО»: Наталья Владимировна, у меня такой вопрос: на территории округа все-таки не в достаточной степени действуют концессионные соглашения в сфере ЖКХ…

Н.В. Комарова: Кто Вам это сказал? У федеральных органов власти другое мнение на этот счет.

И. Неплюева: Вот хотелось бы услышать Ваше мнение.

Н.В. Комарова: Я считаю, что да, действительно мы не очень хорошо продвинулись в этом отношении, хотя начали первыми и опыт первыми начали нарабатывать, но затем застопорились. С одной стороны, проблема вызвана тем, что на рынке появилось слишком много предложений на этот счет, не все они обеспеченные, некоторые из них с заведомым риском, что это достойные партнеры. Рынок есть рынок, равные условия для всех, и муниципалитеты начали перестраховываться, а это значит бездействовать. Второй момент – непросто составить содержание концессионного соглашения, минимизировать бюджетные расходы и в то же время добиться результата. А результаты нужны серьезные, потому что капитальные вложения требуются значительные в наши сети и коммунальную структуру. Это тоже фактор, который трудно преодолеть тем, кто подписывает эти документы, потому что это большой-большой проект и за него они становятся ответственными. Но в то же время достаточно высокая степень проработки концессионных соглашений по большинству муниципалитетов. И, думаю, сейчас начнется период, когда они начнут подписываться и запускаться.

Евгений Лебедько, ИА «ЮграPro»: В рамках диверсификации экономики и поддержки инвестиционного развития у наших соседей на Ямале есть мегапроекты: Северный широтный ход, у Тюмени есть Антипинский нефтеперерабатывающий завод и Тобольский нефтехимический комбинат. У Югры нет подобных проектов, почему?

Н.В. Комарова: Подождите, во-первых, Вы не все регионы перечислили, давайте уж полный ряд. Во-вторых, у каждого проекта свое время, в-третьих, у региона есть большой потенциал, в том числе и на такие большие проекты, о которых вы говорите. Ну, например, на Ямале есть Северный широтный ход, у нас есть железная дорога Обская-Полуночное. У нее разработана проектно-сметная документация, необходимо принять решение о том, чтобы ее строить. Найти механизм, способ доказать актуальность, и совместно с Правительством Российской Федерации, частными инвесторами запускать этот проект. У нас имеет потенциал Приполярный Урал, это основная история, спроектирована концепция развития региона. Сейчас идет работа по поводу того, чтобы ее поднимать, оформлять должным образом и запускать действовать. У нас с вами есть национальный проект центра технологических разработок «Бажен», который мы ведем по соглашению с «Газпромнефтью», колоссальный проект. Он многофакторный и дает колоссальные эффекты в различных сферах деятельности. В завершении хочу отметить, что очень важно видеть, что происходит в других регионах, учиться на этих достижениях и удачных проектах, которые реализовываются там, но при этом не ждать, что у нас здесь все само по себе сложится и полетит куда-то – нужно работать. Вот мне бы сейчас больше понравился вопрос – «нельзя ли у нас реализовать этот проект, я считаю, что он перспективный?». В следующий раз вопрос закройте, пожалуйста, этим предложением.

Сергей Панасенко, «Российская газета»: Югра известна тем, что хорошо практически использует цифровые технологии. Сейчас какие-то программы подписаны правительством страны, Медведевым по цифровой экономике. Вы очень хорошо просчитываете всегда налоговые вещи, законодательные вещи. Может быть, вы анализировали, насколько хороша законодательная база для такого резкого старта цифровой экономики. И еще вопрос, в каких направлениях, по вашему представлению Югра могла бы стать лидером именно в цифровой экономике? Спасибо.

Н.В. Комарова: Сегодня наши предприятия, бизнес-структуры, которые разрабатывают такого рода продукты достаточно известны и занимают лидирующее положение, побеждают в различных конкурсах. Я полагаю, что у нас есть большой потенциал.

Это программное обеспечение, это работа с большими данными, она очень перспективна, в том числе и для улучшения качества здравоохранения. Вот сейчас готовлю делегацию в Южную Корею, по результатам моего разговора и работы там. Одна компания предложила программное обеспечение, которое позволит высвободить узкого специалиста, и определенное диагностирование можно будет сделать с помощью программного продукта врачу другой специальности или даже фельдшеру. Это «большие данные» - так звучит программный продукт.

Это образование, мы в этой сфере уже начали работать и до 1 января текущего года должны были получить результаты нашего пилотного проекта с тем, чтобы мы могли внедрять цифровую платформу образования, распространять на всю образовательную систему. И потом, я хочу заметить, что отрасли экономики, которые у нас развиты, они все построены на достижениях цифровой экономики. И мы одни из первых новаторов использования всего того, что на этом поле так или иначе появляется. Ну это космос, например, нефтегазодобыча – это космос, и естественно все передовое в области науки и техники здесь в первую очередь появляется. Поэтому нам сам Бог велел этой тематикой заниматься, именно поэтому я считаю это направление важным и поддерживаю все идеи, направленные на ее формирование.

Дмитрий Подлесной, ТРК «СургутИнтерНовости»: Добрый день, в своих выступлениях Вы отмечали, что самая ответственная должность – это позиция начальника деревни. Наталья Владимировна, как Вы считаете, насколько выверена система оценки эффективности муниципальных властей и достойное ли место там отведено мнению общественности, удовлетворенности населения. Вот на примере Сургута объясню. Сейчас очень серьезное обсуждение среди горожан. Ситуация, когда в акционеры расчетно-кассового центра попала иногородняя костромская фирма, хотя, казалось бы, это муниципальное предприятие, организовывало сборы, было рентабельным. Весной достаточно серьезное обсуждение вызывал проект приватизации городского хлебозавода, казалось бы, предприятие, которое обеспечивает продовольственную безопасность. Если бы были прямые выборы глав, это могло бы иметь определенные в процентом соотношении последствия, сейчас этого нет. Соответственно задаю вопрос: все-таки мнение населения учитывается при оценке эффективности деятельности муниципальных властей? И подвопрос: может быть мнение общественности следует учитывать при приватизации?

Н.В. Комарова: Последнему абсолютно ничего не мешает, действующее законодательство этому не мешает. Я подскажу и проконтролирую, чтобы органы власти в Сургуте нормативно урегулировали этот вопрос. Я вообще, если вы заметили, зациклена на понуждении общественности принимать решения, участвовать в принятии решений местного и государственного значения. Поэтому хорошее предложение, есть активисты – пожалуйста. Итак, помогу, организуем и, возможно, Сургут будет первым, где общественность будет иметь решающий голос в принятии решений о приватизации. Я даже посмотрю, как это сделать на уровне государственном. По крайней мере, недавно я проводила такую встречу, на которой мы рассматривали заявку по приватизации жилищно-коммунальных активов – не столько жилищно-коммунальных, сколько активов по энергетике – которая находится в государственной собственности и частично муниципалитетов. Мы рассматривали заявку инвестора, бизнесмена, с участием руководителей общественных советов по ЖКХ всех муниципалитетов. Вопрос об участии общественности и, что для этого не нужно каких-то специальных решений, это можно делать уже сейчас. Но для того, чтобы это было стопроцентно независимо, настраивало руководителя, давайте это нормативно урегулируем. Повторяю, посмотрю, как это сделать на уровне государственном.

В отношении оценки эффективности деятельности органов власти местного самоуправления: набор показателей широкий и среди них большую долю занимает оценка граждан. И если вы знаете, за 15-й год Сургут был на 22 месте. За 16-й год он хорошо продвинулся, если не ошибаюсь на шесть пунктов или на восемь. Это хорошо характеризует сургутян. То есть показатель данный в системе оценки есть, другое дело, что он не влияет на то продолжает ли человек занимать свое место.

Сергей Вениаминов, телевидение Нижневартовского района: У меня больше не вопрос, а предложение от общественников. В Нижневартовском районе есть хорошая практика – всевозможные мероприятия и праздники проводятся постоянно в разных поселениях. У жителей одного поселения есть возможность поехать в другое, посмотреть, чем живут соседи. В чем суть предложения: в следующем году Нижневартовскому району будет 90 лет, как вы смотрите на то, чтобы отмечать дни района в округе.

Н.В. Комарова: Хорошая идея. Начнем с Нижневартовского района. В следующем году несколько муниципалитетов – юбиляры. Хорошее предложение, мне оно нравится. Весь регион поздравляет муниципальное образование, давайте подумаем над этим.

Анатолий Ченский, газета «Аргументы и факты – Югра»: Возвращаясь к республике Корея, в конце октября была презентация возможностей Югры, вопрос такой – насколько серьезно заинтересовался корейский бизнес возможностями Югры и как выглядела Югра в кругу других претендентов на инвестиции из Кореи.

Н.В. Комарова: Нам трудно давать оценку со стороны корейской республики. Дело в том, что после презентации была создана площадка, на которой руководители регионов, которые представляли свои инвестиционные возможности, принимали тех корейских бизнесменов, которые заинтересовались презентацией. Понятно, что она была направлена заранее, и корейская организация, похожая на ТПП наше, на АСИ (Агентство стратегических инициатив), заранее им сообщила о наших материалах, потом мы уже познакомились лично, а потом их принимали. Я приняла 8-9 бизнесменов. Разговор сначала был о том, что они слышали-видели, я их слушаю «с листа» что называется. По результатам были изданы поручения губернатора, несколько проектов меня сразу заинтересовали, и мои коллеги сейчас готовят соответствующее инвестиционное предложение: это инвестиции в строительство сургутского моста, это наши лесопереработки, их заинтересовала наша продукция, которая относится к деревянному домостроению. Когда мы начали общаться, я пыталась заинтересовать инвестиционными возможностями, чтобы им было интересно инвестировать в наши предприятия. Это программный продукт, о котором я уже упомянула, о замене специалиста узкой специальности на врача общей практики. В данном случае был представлен программный продукт, с помощью которого любой врач может диагностировать как минимум 4 офтальмологических заболевания. Это очень актуально для больных сахарным диабетом, как правило, первым побочным эффектом которого является ухудшение зрения. И когда твой врач, используя программный продукт и не посылая к офтальмологу, может определить случились эти негативные последствия или нет, то не нужно идти к офтальмологу. Ты идешь только, если диагноз подтвержден. Следовательно, уменьшается нагрузка на врачей-офтальмологов, которых не так много, они есть не во всех поселениях. Тема интересная, я подумала, неужели скоро вообще врачи будут не нужны. И еще одно направление, это предприятие, которое конструирует интересные стоянки для автомобилей. Мне показалось, что в наших застроенных городах это было бы грамотным решением. Вы как АСИ, они тоже мне вчера прислали письмо – отчитайтесь. Мне есть чем отчитаться.

Андрей Загуменнов, РИА «ФедералПресс»: Наталья Владимировна, ехал на пресс-конференцию с таксистом, он очень интересовался, что у нас с биатлоном. Будет ли реконструкция, будут ли соревнования?

Н.В. Комарова: Я полагаю, что биатлонный центр нужно реконструировать, он требует развития. Мы определенную часть работы сделали, чтобы стадион мог использоваться как для биатлонных, так и для лыжных гонок. Смогли найти проектное решение и реализовали его. Это позволило нам провести Чемпионат России по лыжным гонкам, протестировать стандарты. Необходимо развивать структуру околостадионную: и гостиницу, и места для стоянок; трибуны и центральную часть стадиона. Перспективность зависит от того, как сложатся обстоятельства в спортивном мире, насколько технология выдавливания сильного игрока – Российской Федерации – со спортивной арены будет успешна. Если будут негативные сценарии, то у нас заберут права на проведение всех международных соревнований. Это влияет на то, как развивать ресурсы в этом отношении. Безусловно, мы не будем останавливать проекты с точки зрения воспитания и подготовки наших спортсменов. Нам для этого нужна база. Сегодня мы боремся за то, чтобы справедливость восторжествовала, были сняты обвинения с наших спортсменов. Тем более, что они заявляют, что нет причин, чтобы их в этом обвиняли, следовательно, защищают свою позицию на всех уровнях, чтобы наша страна не была вычеркнута из списка спортивных государств.

Модератор: Благодарим Вас, Наталья Владимировна, за прямое общение. Мы работали 2 часа 40 минут, журналистам удалось задать 37 вопросов. Скажите, пожалуйста, была ли тема, которая не прозвучала, и которую вы хотели бы озвучить?

Н.В. Комарова: Если отвечать на поставленный Вами вопрос, под сомнения попадут ранее прозвучавшие вопросы. Они тоже принципиальное значение имеют, мы не последний раз встречаемся, впереди еще отчет губернатора о результатах деятельности правительства автономного округа за 2017 год, мы там будем встречаться. Есть другие поводы, можно подумать о другом формате нашей встречи, можно использовать другие возможности. Благодарю вас за интерес, проявленный к нашей встрече, надеюсь, я была вам полезна, понятна. До новых встреч.


Возврат к списку

Предыдущий месяц Следующий месяц
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3